https://prodaman.ru/Vi-Mej
vimay2109@tutanota.com

Следы темной души. Паутина судьбы

Мое творчество и не только)

Том I

… Шаг за шагом ты всё ближе к пропасти. Не осознавая того, что вот-вот оступишься и погрязнешь в пучине тёмной бездны, ты всё продолжаешь ступать по острым осколкам, надеясь на то, что когда-нибудь они сменятся на мягкую траву. Но когда ступни перестают чувствовать резкую жгучую боль, твоё сознание тоже перестаёт чувствовать опасность, шагая всё глубже в руины ада…

Глава 1

1995 год

Жизнь идёт, течёт, бежит, несётся. Но бывают такие минуты, которые длятся вечность. И эта вечность остаётся с нами до самой смерти…

Они вдвоём в маленькой комнате. Они одни в его небольшом домике. Ей кажется, что они одни во всей вселенной. Она думает, что любит, думает, что любима.
Ей шестнадцать. Ему — двадцать один. Этим вечером они счастливы. Нет, она счастлива… у него дома, в его объятиях.
Стойкий запах страсти наполняет комнату. Этим запахом пропитаны все вещи Валеры. Люси всё нравится в нём: тёмная шевелюра волос, так быстро отрастающих, постоянно угрюмое лицо с печальным взглядом, порой самоуверенным.
Её русые волосы каскадом спадают ему на плечо и руку, и она слышит, как бьётся его сердце. Непонятный, слегка приторный запах опьяняет. Хочется так лежать и никогда не вставать.
Она уже была здесь раньше. В прошлый раз они провели всю ночь в этой кровати… И было бы неплохо провести ещё одну.
Вдруг Валера приподнялся и прислушался. Люси последовала его примеру и услышала какой-то шум на улице. Окно спальни транслирует лишь соседний двор за деревянным частоколом забора, поэтому понять, что или кто это шумит, можно лишь выйдя во двор.

Когда Валера поднялся, девушка немного растерялась, не зная, что делать и как себя вести. В голове пронеслись мысли о его родителях, с которыми она даже ни разу не встречалась. Ведь это неправильно — спать в доме парня, даже не познакомившись с его родными. Пока она отвлеклась, Валера уже накинул рубаху, кидая ей на ходу:
— Не выходи, сиди здесь.
— А почему?
— Я сказал — сиди здесь, — немного грубовато пресёк все дальнейшие расспросы. — Не выходи, пока я не вернусь или не позову тебя, — парень увидел растерянное и даже слегка испуганное выражение, застывшее на лице девушки, и уже мягче добавил. — Я не хочу, чтобы пока тебя кто-нибудь видел.

С этими словами оставил Люси одну, со смешанными чувствами обиды, страха, любопытства и где-то даже злости. Захотелось заплакать от того, что её держат взаперти, как прокажённую, боясь показать родным или знакомым, и в то же время от стыда, нахлынувшего из-за понимания всей абсурдности ситуации — если это его родители приехали, то как она вообще сможет посмотреть им в глаза.


Парни уже вошли во двор, и братья Гавы успели открыть дверь в прихожую.
Кухня быстро наполнилась гостями, и Валере стало тесно и неуютно. Пожимая руки товарищам, он произнёс:
— Я не ожидал вас сегодня.
— Нууу… — протянул один из братьев, — так уж вышло.
— Валет, — с порога заговорил Кудеря, улыбаясь, — понимаешь, мы вот поглядели и поняли, что кого-то не хватает. Оказалось, что тебя.
— Ага, без меня не клеется? — хозяин дома натянуто улыбнулся.

Саня Кудерский уселся скромно на стул, стоявший в углу кухни, габариты которой не располагают к барскому гостеприимству. Один из братьев взял табурет, а второй предпочёл облокотиться о стену. Оба — высокие блондины, напоминающие альбиносов. Самый молодой из всей компашки, Степан, прибившийся следом за старшим братом (Киря уже больше недели вне города), предпочел место у плиты, почти в углу кухоньки, рядом с ванной. Паша вместе с Денисом уселись за стол, к ним тут же присоединился и сам Валерка, всё больше начиная нервничать. Пацаны явно не на 5 минут пришли. Наверняка хотят травку курнуть или организовать посиделки.
Но он на это не рассчитывал. У него гостья.

Странные чувства он питает к этой девушке, с первого взгляда такой несуразной, но такой забавно милой. Она заставляет его чувствовать себя неким рыцарем. Её взгляд, наполненный нежностью, в то же время похож на взгляд бездомной дворняжки. Её хочется пожалеть, приласкать…
— Валет, ну так что? — голос Гавы, стоявшего у стены, заставил Валеру вернуться в реальность.
— Мда, — невпопад сказал он, — так чего вы хотите-то от меня? Я сегодня точно никуда не пойду. Я сплю вообще.
— Уууу, да ты скоро и вовсе, как дед станешь,- с издевкой сказал Денис.
— Ну скажешь тоже, — начал оправдываться Валерка, — я ж с работы. Сегодня пахали, как никогда.
— Так тем более надо расслабиться. — Саня с Пашей запели в один голос. И тут же их поддержали остальные.

Все настаивают на перцовке. Закуска есть, да и магазин ещё работает. Никто и слушать не хочет ничего.
— Слушай, — вдруг спросил Сергей Гава, — а ты часом ничего от нас не скрываешь? Или кого?
— Ага, — внутри у Валерки всё сжалось, но голос не подвёл, — бабушку свою.
— Да ладно, — утробный гогот, — я пошутил.

Как же их спровадить? Он прекрасно знает Гав — отморозки последние. А остальные тоже не отступят. Тем более, что они уже все явно под травкой. Может, предложить другое место и свалить с ними вместе. Уж лучше пусть Люси сама останется, чем вся эта компания будет здесь зависать.


Люси тем временем оделась. Немного посидела в спальне и перешла в зал. На диване удобнее. Прошло ещё десять минут, двадцать, полчаса…
Когда девушка услышала на кухне мужские голоса, поначалу даже обрадовалась, поняв, что это вовсе не родители. Но чем время идет, и волнение накатывает всё сильнее.

Голоса за дверью и не собираются утихать, и девушка уже всерьёз забеспокоилась. Может ей стоит просто уйти домой? Но почему Валера запретил выходить? Просидев так ещё минут пятнадцать, набралась храбрости и пошла. Но… у самой двери робко остановилась. Беспокойные мысли не желают отступать: «Почему? Почему же нельзя туда выходить? Но если они будут сидеть так до утра?! Что же делать? Сколько еще так сидеть?»
И Люси открыла дверь.
Кухня сама по себе небольшая, поскольку это не полноценный жилой дом, а всего лишь небольшая пристройка. За столом сидят трое — Валера и два молодых человека, которых девушка не знает. Она вообще никого не знает, кроме Валеры. А если и знает, то вовсе не собирается разглядывать их. Ей просто нужно пойти домой.

Уже открыв дверь, поняла, что сделала ошибку. Валера посмотрел на неё таким взглядом, что ей захотелось провалиться.
Она быстро закрыла дверь. Сердце так бьется, что отдает в висках. Но всё же Люси безрассудно верит, что ничего плохого не случится…
Едва выглянула на кухню, посыпались свист возгласы:
— ООООО!
— Ну ты, Валет, и поц!
— Чего же ты молчишь?
— Крошка, ты к нам?
— Ты что, решил скрыть её от нас?
— Вау, а ты не промах…

От всех этих слов у Люси перехватило дыхание. Она уже не хочет ничего. Хочется лишь провалиться сквозь землю. Мысли её путаются. Девушка принялась метаться по комнате. Все эти возгласы напрочь отбили охоту выходить куда-либо и тем более на кухню, где собралась эта нехорошая компания. Но всё же ей надо уйти. И быстро.

Решительно настроившись, Люси вышла на кухню. Но не успела сделать и полшага в сторону выхода, как столкнулась с высоким блондином в спортивном костюме. Подняв голову, увидела бледное лицо с ехидной улыбкой. На миг остолбенела, не зная, что делать. С ужасом увидела, что он тянет к ней свои руки. С перепуганным лицом девушка развернулась и прошмыгнула в ванную комнату, совместную с туалетом, мимо двух парней. Прикрыв за собой дверь, уселась на край ванны в надежде, что здесь её точно не достанут. Какому идиоту придёт в голову заходить сюда, пока туалет не освободится?! Но вдруг дверь открылась.
Сначала Люси решила, что это тот самый блондин, который преградил ей путь, но кое-что не так. Кофта не зелёная, а тёмно-синяя. Этот факт окончательно сбил Люси с толку — ей уже начало казаться, что это всё не по-настоящему.

Эдуард — худощавый высокий молодой человек с непривычно светлыми волосами, почти белыми. Он действительно очень похож на своего брата, но только на первый взгляд. При более близком знакомстве можно заметить родинку на правой щеке, ближе к уху. Взгляд Эдика всегда пытливый, тяжёлый.
С его вытянутого худого лица не сходит ухмылка. Как и вся компания, одет в спортивный костюм, явно купленный не в дешёвом магазинчике. Он так неожиданно зашёл, что Люси упала на дно ванны, потеряв равновесие. Она как-то неестественно замахала руками и почему-то так медленно, что в итоге ударилась головой о стенку, а ноги вскинулись вверх так, что стала похожа на сломанную куклу. С широко раскрытыми глазами глянула на вошедшего и покраснела.
— Что? Ты чего, — спросил он насмешливым голосом, — испугалась? Не нужно меня бояться.
— Ты зачем девушку пугаешь? — просунулась темноволосая голова.

Сколько же их? Эти двое точно не сидели за столом. Если белобрысых двое да этот чёрный…
Помутнело в глазах.
— А что ты собралась делать? — спросил наигранно заботливым тоном блондин.
— Я.. я, — пряча глаза и раскрасневшись, девушка быстро пытается найти ответ, который почему-то ускользает.
— Ты что, решила нас покинуть? Так быстро? Неужели только один Валерка достоин тебя?

Этот смех, эти непонятные вопросы… Что она вообще здесь делает? Почему она сейчас не в своей комнате? У Люси закружилась голова.
— Давай-ка я тебе помогу, — произнёс он и стал подымать её, вытягивая из ванны.
— Зачем? Дайте, я выйду, — робко произнесла девушка.
— Ладно, оставь её, — сказал ему темноволосый приятель и потянул друга за рукав.
— Ну выходи, — смеясь, произнёс тот и отпустил её руку, — только не далеко.

Тут в ванную заглянул братец-близнец — тот самый, в зелёной кофте:
— Слушай, ну чё ты с ней возишься, ты шо не видишь, что девочка стесняется? — от его «заботливых» слов Люси кинуло в жар, потому что его тон предполагает совсем не заботу.

Когда закрылась дверь, ещё немного посидела, боясь пошевелиться, не веря в происходящее: «Нет! Не может быть! Они ведь не могут мне ничего сделать! Ведь я с Валерой…»
С Валерой… Почему он сидит и ничего им не говорит? Люси вдруг осознала, что, по всей видимости, она здесь совершенно одинокая и беззащитная.
В конце концов, собралась с мыслями и поняла,что нужно быстро как-то уйти. Минут десять бедняжка сидит, надеясь, что они забудут про неё и скоро уйдут. Но вдруг снова слышит, что они спрашивают Валеру про неё. Значит, нужно выходить. Сидеть здесь и дальше не имеет смысла. Однако, выйдя, она снова привлечёт к себе внимание… Как страшно! Внутри всё дрожит…

Люси встала, гордо подняла голову (колени предательски дрожат), и подошла к двери. И встала, не смея более сделать ни шагу. Ноги не слушаются. Там, за дверью, их действительно много. И они плохие. Теперь она в этом уверена.
Разговор о ней всё больше набирает силу, а это значит, что нужно выходить из ванной комнаты. Робко приоткрыла дверь, надеясь, что никто не обратит внимания.

Один из них увидел её. Но промолчал. Он сидит прямо напротив неё, в углу кухни, на стуле, опираясь руками на спинку. Она смотрит ему прямо в глаза, а он — ей. Даже несмотря на столь ужасную ситуацию, Люси отметила глубину его карих глаз и несомненную красоту. По его глазам она поняла, что лучше бы ей просто испариться. Или может, она себе надумала… Но скорее всего, она всё верно поняла. Ей показалось, будто он говорит: «Детка, ты попала».

Никто не сказал Люси ни слова, когда она вышла. Все стихли. Несколько взглядов обратились в её сторону, но насмешек больше нет. Она немного успокоилась и направилась к выходу. Но блондин в зелёной кофте снова встал у неё на пути. Кухня слишком маленькая, чтобы просто взять и обойти его. Глянула на Валеру в надежде на помощь, но он даже не смотрит в её сторону. Его больше занимают крошки на столе, которые он усиленно собирает в кучку. Тогда посмотрела в глаза Сергею, стоявшему перед ней. Он тут же улыбнулся (его улыбка показалась ей мерзкой) и сказал, аккуратно разворачивая девушку:
— Пойди, посиди немного в комнате — мы скоро уйдём.
— Но мне нужно… — Люси уперлась, однако блондин медленно, но уверенно подтолкнул её к двери в комнату. — Валера!
— Зайди, — вдруг резко подняв голову, сказал ей Валера.
— Но, — голос её начал дрожать. — Пожалуйста! Я хочу уйти!

Дверь захлопнулась сразу за спиной Люси.


Валера сидит, опустив голову. Внутри всё горит, но он не смеет даже слова сказать. Что он может сделать, когда Гавы у него в гостях? Да стоит ему только пикнуть и завтра его уже не будет. Или Коли. Или…
— Валет, я не понял, ты чё, решил нас всех обставить? — Эдуард буравит парня испепеляющим взглядом.

Валерка знает, что теперь уже ничего не может сделать, поэтому просто молча глянул на Гаву, потом на Кудерю, на Пашу и Дениса. Все сидят тихо, ожидая дальнейшего развития событий. Понимая, что молчать нельзя, Валера произнес:
— Эд, да прекрати. Она же еще малолетка…
— Ууууу, — насмешливо протянул тот, — так это что же получается? — он обвел взглядом всю компанию. — Тебе значит можно развлекаться с маленькими девочками, а нам — нет. Чем же мы провинились, что нам такое наказание? Санёк, ты это слышал?
— Эдик, разбирайтесь сами, — отрезал Кудерский. — Мне чхать на Ваши дрязги, я выпить хочу.
— А, ну так это не вопрос. Валет, будь добр, сгоняй в магазинчик, — приказным тоном произнёс Гава, на что парень не посмел ничего возразить.

Наверное, нет в городе человека, который рискнул бы пойти против Гавы Виктора Геннадьевича. Все на посёлке знают, что близнецы и их семейка неприкосаемы. Отец Эдика и Сергея — прокурор, а мать — начальник отдела по несовершеннолетним. Сами они уже видят себя судьями, не менее. У Виктора Геннадьевича жёсткая натура. Он вхож в любые двери этого города. Всех держит крепко в своих цепких руках.
Валерка понимает, что даже если Эд его сейчас здесь пристукнет, никто пальцем не пошевелит. Он уже почти встал, как вдруг вспомнил:
— Эд, я думаю, далеко не придется идти. Сейчас.

Подошёл к буфету и достал оттуда бутылку отцовского коньяка. Понимает, что отец будет в ярости, если обнаружит пропажу, но в худшем случае он просто получит нагоняй, а в лучшем — купит завтра новую бутылку такого же коньяка.
— Вот, наливайте, — сдавленно произнёс он. — Я сейчас закуску достану.
— О, — приподнявшись, воскликнул Кудерский, — наливай!

Пашка, не долго думая, взял с полки рюмки, разлил всем по 50 г и схватил со стола хлеб и кусочек мяса, лежавшего на тарелке:
— Пацаны, а жизнь-то налаживается!

Валера достал из холодильника колбасу и сыр, нарезал и взял свою рюмку. «Пейте уже да валите,» — подумал он, выпивая коньяк. Поставив рюмку на стол, уже собрался объявить, что пойдёт спать, но Эдуард вдруг сказал:
— Валерчик, сбегай в магазин, а. Ты же понимаешь, что на долго этой бутылки не хватит, — он издевательски поднял бутылку, как бы взвешивая. — Хотя коньячок-то хоррроший.

Внутри всё оборвалось. Он понял, что конец этого вечера уже предрешён. Промычав что-то невразумительное, обул кроссовки и вышел на улицу. Он никак не может понять, почему так всегда получается. Почему, когда ему кажется, что судьба начинает улыбаться, беда снова стучится в двери. Почему он должен отдать им на растерзание эту девочку?

Сердце разрывается, обливаясь холодным дождём… Капли летят с порывом ветра прямо в лицо, но Валера ничего не замечает: ни ветра, ни дождя. Его душат гнев и обида.


Люси мечется по комнате, пару раз подбежала к двери с целью выбежать… Как?! Даже если она оттолкнёт эту шпалу, её тут же остановят другие. Чего они хотят? Ответ вырисовывается ужасающий, но признать его она отказывается… Как же страшно! Их голоса то стихают, то снова басом гремят за дверью. Находившись, села на диван.
Сколько она уже так сидит? Полчаса? Час? Девушка снова встала и в нетерпении стала ходить по залу, стараясь не подходить близко к выходу. Очень хочется послушать, о чем они там говорят. Но лучше не рисковать.

Когда в очередной раз приблизилась к двери, та вдруг открылась. В надежде, что это Валера, девушка аж подпрыгнула, но…


По мере того, как Валера медленно отдаляется от дома, страх, стыд и жуткая подавленность постепенно сменяются возмущённым негодованием. Следом пришли гнев и … отчаяние. Оно настолько сильно, что хочется спрятаться где-нибудь в тёмном шкафу и ничего не видеть и не слышать. И ничего не знать. И всё забыть.
От этого самого отчаяния и от бешеной злости парень со всей силы бьет фонарный столб. С таким остервенением, что не замечает ни боли, ни проходившую мимо парочку, быстро поспешившую прочь. Минут десять продолжает это бесполезное занятие. Уже с одной кисти капает кровь, а другая вся в ссадинах, и кровь норовит вот-вот пробиться и там.

Немного выплеснув свой гнев, Валерка остановился, повернулся и сел, облокотившись об этот самый столб, на котором только что срывал свою злость.
— Твари, — сквозь зубы процедил Валера, тяжело дыша. — Ненавижу!

Он и сам не понимает, кого ему больше жаль — себя или девчонку. Может, и себя, и её.
Сколько он так просидел? Ответа нет — он потерял счёт времени.

Выплеснув всю невыносимую тяжесть переживаний, медленно поднялся, абсолютно поменявшись в лице. Навряд ли Эдик узнал бы сейчас в этом парне с волевым, преисполненным решимости, горящим взглядом обычно слабого и трусливого Валерку. Также медленно, постепенно увеличивая шаги, твёрдой походкой молодой человек направился в обратном направлении. Всё быстрее и быстрее идёт, а вскоре уже бежит домой. «Только бы успеть,» — безнадёжно думает он, прекрасно понимая, что даже если они только начали, ему их не остановить.

И тут вспомнил, что отец в последнее время не забирал пистолет из тайника. Точно! Как же он раньше не подумал про оружие?! И он побежал ещё быстрее, боясь даже подумать о том, что будет дальше.
Добежав до калитки, увидел, что во дворе кто-то курит, сидя на скамье. Он постарался перевести дыхание, чтобы не вызывать лишнего подозрения — в первую очередь ему нужно достать оружие, а для этого необходимо попасть в спальню… пройдя через кухню и зал, где собралась вся братва.
«Ладно, была-ни-была,» — решился Валера и открыл калитку.


— Ооо! Кого я вижу! — из кухни на улицу вывалился счастливый Паша и, увидев Валеру, направился ему навстречу. — Бухло принёс? Стёпка быстрее тебя сгонял… Где ты был?

Саня (именно его увидел Валера с сигаретой, входя во двор), вставший было, чтобы остановить друга на полпути, снова сел. Он ждал Валерку и заметил его выражение лица, которое ему совсем не понравилось. Нельзя дать тому входить в дом.
Но появление Павла не входило в расчёты. Пока охмелевший пацан нёс бред по пути к хозяину дома, Кудерский ждал. Наконец, в момент, когда Валет отпихнул Пашку, Сашка произнёс тихо, встав на пути у друга:
— Сядь. Нужно поговорить.
— Отвали! Мне некогда, — рявкнул Валера, пытаясь отпихнуть и Кудерю.

Однако не так легко оттолкнуть такого, как Кудерский. Все знают о его силе и навыках в борьбе. После нескольких попыток парень сдался и спросил:
— Да чего ты от меня хочешь?!
— Чтобы ты успокоился, — ответил Кудеря. — Это во-первых, а во-вторых — сядь, нам нужно кое-что обсудить.

Понимая, что мимо Санька ему не пройти, Валера сел на скамью и схватил пачку сигарет, мирно лежавшую на краю лавочки.
— Признайся, это твоя девчонка? — сразу, напрямую спросил Саня.

Он знает, что Валера только ему и может доверять. Все остальные улыбаются до тех пор, пока улыбаются Гавы. И они оба об этом знают.
Саня заметил, что другу нелегко, но Валера взял себя в руки. Прикуривая сигарету, он попытался скрыть трясущиеся руки, но тщетно.
— Нет, — надтреснутым голосом ответил он.
— Тогда почему свалил, — с издёвкой спросил Кудерский, — неужели слабину дал? Или она тебе понравилась? Кто она вообще? Я её видел раньше… вроде на районе.
— Оставь меня.

Валера попытался встать, но Саня резко положил ему руку на плечо, заставив сидеть.
— Ты, кажется, не понимаешь, на что нарываешься, — голос его стал тихим, но оттого ещё более устрашающим. — Я понял, что ты задумал, — Валерка сверкнул глазами, но промолчал, поэтому Саня продолжил: — Ты думаешь, я не вижу, что с тобой происходит? Ты на себя в зеркало глянь — да у тебя на лице всё написано! Решил порешать и себя, и Коляна, и всю свою семейку??? Жить надоело?

Под давлением всей этой гневной тирады парень не выдержал и от бессилия обмяк. Сигарета тлеет, и огонёк уже почти касается его раненых пальцев. Кудерский ослабил хватку и слегка похлопал Валерку, продолжая:
— Ладно. Ты сейчас успокойся и послушай меня. Девчонку тебе придётся забыть. Если не забудешь, причинишь ей ещё больше боли и принесёшь массу неприятностей. Не забывай, что Гавы таких красоток не забывают, и если они её снова увидят у тебя или с тобой, о нормальной жизни этой детке можно больше не мечтать. Сегодня сделай вид, что всё нормально. Всё уже закончилось, и пацаны на расслабоне. Пашку я возьму на себя, — вставая, закончил Сашка и направился к Павлу, который уже встал и целенаправленно зашаркал к ним.

Из дома послышался смех и еле державшийся на ногах приятель уже решил было позвать Эдика на помощь, но Кудерский, подскочив, положил свою тяжёлую руку на плечи Павлику со словами:
— Братан, идём-ка выпьем. Я видел там ещё что-то оставалось… Не дадим этим уродцам выжрать всё без нас.
— Как без нас… — послушно перестроился Павлик. — Без нас никак нельзя! Пошли бегом, бо я уже шо-то трезвею…

На пороге стоит Эдуард. Он взглядом и лёгким кивком головы дал понять Сашке, что им нужно поговорить. Кудерский махнул ему головой и повёл Пашку на кухню.


Перед глазами пелена… Сознание максимально старается сохранить своё существование… А подсознание твердит: «Спи. Здесь спокойнее, теплее и комфортнее. Там страх. Там боль. Тебе не нужно туда…»

Девушка открыла глаза, с ужасом ожидая очередного прикосновения к своему телу, но в комнате никого нет. Глаза её всё ещё мокрые от слёз. Кто-то накрыл обнажённое тело простынёй. На кухне слышатся голоса… их голоса. Значит, всё продолжается и это не сон. Несколько минут Люси лежит недвижимо, потом всё-таки пытается встать, но безуспешно. Эта попытка окончательно сломила её, лишая какой-либо надежды на дальнейшее сопротивление.

Ненадолго появилась надежда — девушка услышала какие-то крики, но они не из кухни. Кажется, кто-то дерется или скандалит снаружи — во дворе. Люси сразу приободрилась и, приложив максимум усилий, села. Однако вскоре всё стихло, а на кухне кто-то упал… или что-то … ей всё равно. Люси хочет одного — умереть. Слёзы вновь полились. Откуда их столько? Силы опять покинули истерзанное тело, и девушка рухнула обратно на диван.
На кухне послышались какие-то непонятные звуки. Разговоры то стихают, то разрастаются в споры. Снова послышался смех. В зал никто не заходит. Люси постепенно приходит в себя. Спустя минут десять снова села и начала искать свою одежду. Первое, что она увидела, это свою блузу и рядом с ней джинсы.

С огромным трудом, преодолевая какую-то омерзительную и ужасающую слабость, ей удалось добраться до одежды. Сидя на полу, Люси медленно оделась. Время тянется так долго, что ей кажется, будто вечность прошла, пока она натянула джинсы. Одевшись, заставила себя встать. Подошла к окну. Как и ожидалось, оно не открывается — открыта лишь маленькая форточка, через которую даже она не сможет пролезть несмотря на свою худощавость.
После тщетных поисков пути к побегу, вернулась к дивану, села и обессиленно начала качаться взад-вперёд, поджав ноги и уткнувшись головой в колени.


90-е года в небольшом провинциальном городе. Украину, как и многие другие страны бывшего Союза, окутал хаос безработицы, бандитизма и коррупции.
В 1995 году уже никто не может поручиться за чью-либо жизнь. Брат может предать сестру ради пары уколов, родители закрывают глаза на бесчинства насильников, с благодарностью принимая их грязные деньги.

Интересное время. С одной стороны время свободы и раскрепощения. Люди, способные мыслить и действовать, получили шанс, и многие им воспользовались. Балом правят люди со связями либо с умом. Те, кто вовремя успел схватить фортуну за хвост, к середине 90-х уже смогли себе позволить многое, но ещё не позволяют себе расслабляться, а потому продолжают мотаться и зарабатывать состояние.
С другой стороны — страшное время.
Много семей распадается. Одни родители спиваются, другие, сбившись с ног, работают на двух-трёх местах, чтобы прокормить детей.
Подрастающее поколение в большинстве своём предоставлено самому себе. Если ребёнку повезло с родителями, он либо усиленно прокладывает себе дорогу в светлое будущее, стараясь поступить в ВУЗ, либо слоняется без дела, раздавая заработанные предками деньги друзьям и растрачивая на своё удовольствие.
Если с предками не повезло, дети либо спиваются, либо становятся наркоманами или шестёрками в бандах, либо сами становятся бандитами, сбивая с друзей и знакомых деньги, сигареты и пр., постепенно обрастая своими шестёрками. Руками и головой пробиваются единицы.
Девушки часто жестокостью почти не отличаются от парней. Даже порой могут перещеголять пацанов. Белыми воронами осмеливаются быть не все. Многие овечками идут за бандитками, считающими себя лидерами. Ты с нами? Кури. Ты с нами? Пей. А не захочешь…
Чего только не делают заводилы, чтобы казаться круче всех. Как только не стараются выделиться, чтобы их заметили все, а в особенности крутые парни…
Жители города знают, что по вечерам тёмными улицами ходить небезопасно. Но ещё опаснее ходить в компании с сомнительными личностями. Что говорить… Даже средь бела дня можно случайно завернуть не туда и увидеть, как десяток подростков издеваются над одним из своих сверстников…

Гавы из везунчиков. Как уже было сказано ранее, родители их не из бедных, к тому же отец их на короткой ноге с мэром города. Поговаривают, что у него не только в областном центре есть связи, но и в самой столице.
Неудивительно, что вокруг близнецов всегда полно шестёрок, готовых на что угодно пойти, только бы быть в фаворитах. Никто не хочет быть у братьев в опале. Все их боятся. Никто не смеет им слова поперёк сказать.

Никто, кроме Сани Кудерского.
Нет, его родителям далеко до Гав, хоть семья и считается обеспеченной. Но разница в том, что они всего добились сами. Конечно, Петру Игоревичу пришлось нелегко в начале, и без крыши не обошлось, но, встав на ноги, он расплатился с покровителями вдвойне, чтобы больше не быть обязанным. Именно поэтому он уважаемый человек, и ему рады в каждом доме, в том числе и в доме мэра.

Гавы прекрасно это знают. Но не потому они позволяют Сашке то, чего не простили бы больше никому. Кудерский очень умный молодой человек, умеет просчитывать все ходы наперед и не раз выручал двух оболтусов из беды. Кроме того, он владеет сразу несколькими видами борьбы и отлично стреляет.
Почти никто не знает и половины о нём. Саня скрытен и круг его друзей довольно узкий. С Эдиком и Серёжкой он дружит ещё с детского сада, поэтому они много о нём знают, уважают его и ценят дружбу с ним.

Когда Сашка завёл Павлика в кухню и увидел, что Стёпка уже спит, а Серж увлечённо что-то рассказывает Денису, с безразличным видом кивающему в ответ, то решил не задерживаться и, усадив Пашку на свободный у стола табурет, вышел в прихожую. Едва он отошёл, сзади послышался грохот — Павел свалился на пол.

Эдуарда в коридоре уже нет. Мимолётное замешательство быстро сменилось привычным выражением лица, и парень вышел во двор. Как и предполагалось, Эдик уже сидит на лавке рядом с Валеркой. Тот ни живой, ни мёртвый — сидит только кивает головой.
— Нууу, братва, чёт у вас тут совсем кисло, — натянув маску беспечности, протянул Санёк. — Там одни пьяные рожи, а тут похоронный марш. Эд, давай колись, шо Валет уже начудил. Такое впечатление, что ты готов его прямо здесь закопать.
— Не гони, — со своей привычной ехидной улыбкой ответил тот. — Мы просто базарим о том, что пора расходиться. Валерка хотел с нами поехать, но я ему объяснил, что он ну никак не поместится. Нам ведь нужно ещё девушку домой доставить. Верно, Валет?

А Валет сидит, сжав кулаки так, что костяшки пальцев побелели. Злость и ненависть читаются на его лице. Даже не в силах кивнуть, он лишь слегка повернул голову в сторону гостей и его глаза, наполненные болью, встретились с насмешливым взглядом Эда.
— Я так понимаю, нужно ребят подымать? — Кудерский не стал поддерживать беседу, разворачиваясь к двери, однако Гава выкинул левую руку в бок, преградив тем самым дорогу другу. — Ты ж сказал, что пора расходиться, — с лёгким недоумением и с едва заметной ноткой раздражения произнёс Сашка.
— Именно. Но мне нужно с тобой побакланить немного, — пояснил Эдик.

Они отошли почти к самой калитке, и только тогда Эд сказал:
— Я понимаю, что тебе всё это неприятно. Понимаю, что ты предпочитаешь после этой грязи добраться домой на своих двоих. Однако я хочу попросить тебя поехать с нами.

Саня ничего не ответил — лишь желваки заходили, и Гава, заметив недовольство друга, решил объяснить своё решение:
— Санёк, я ведь не законченная свинья, хоть ты меня таким и считаешь, — начал он иронично, а увидев скромную улыбку на лице друга, воодушевился. — Я ведь понимаю, что на детку нельзя сейчас давить. У неё стресс, а поэтому нужно, чтобы кто-нибудь ей ласково, но доходчиво объяснил положение дел. Она тебя послушает…
— Иди ты, — отмахнулся Кудерский, слегка толкнув друга в грудь. — Сами заварили кашу, сами и расхлёбывайте…
— Та ты подожди кипятиться. — уже серьёзно продолжил Гава. — Ты разве не резвился? Не боишься проблем потом?
— Это каких же? — усмехаясь, спросил Сашка. — От Петрика что ли? Или от Геннадиевича? А, ну да, скорее от последнего.
— Ссс… — Эд схватил его за грудки, лицо перекосило от злости, однако уже спустя минуту взял себя в руки и отпустил друга. — Ты… Ты батю не трошь, понял?
— Да чего ж не понять, — уже спокойнее, но всё же с улыбкой сказал тот. — Куда нам, смертным. Ладно, так и быть, поеду с вами, довезём девчонку. Куда ехать-то, знаешь?
— Да, Валет сказал.
— Хорошо. А ему-то ты чего, кстати, наговорил, что он словно тень сидит?
— Да ничего я ему не говорил, просто сказал, что он с нами не едет, — как-то немного сбившись ответил Эд.

Саня знает, что так он разговаривает только с ним и своим отцом в тех случаях, когда не хочет говорить правду. Но промолчал.

Плотно утрамбованная семёрка неспешно едет по улочке. Впереди уже виднеется основная улица, по которой обычно курсируют рейсовые автобусы.
Люси, прижатая к правой задней двери, сидит тихо, уставившись в нижнюю часть переднего сиденья. Парни о чём-то живо переговариваются, будто не замечая её.
— Детка, послушай меня. — развернувшись, выглянул спереди Эдуард, но Люси не реагирует. — Ты меня слышишь?

В машине сразу стало тихо, и Саня почувствовал, как девушка напряглась.
— Ты чё, оглохла?! — Гава вне себя потянулся к ней.
— Эдик, не кричи на девушку, — опередил его Кудеря, предусмотрительно севший возле Люси. — Зачем ты хотел, чтобы я с вами поехал, если орёшь, как оглашенный?
— Ну, — стушевался тот, — ты же молчишь, словно воды в рот набрал.
— Молчу, значит нужно так, — огрызнулся Кудерский.
— Ты, короче, не молчи, а давай базарь! — начал снова закипать Эд. — Я ведь должен быть уверен, что всё будет гуд!
— Да отвали ты, — откинул Сашка его руку, снова потянувшуюся было к Люси.

Все пацаны притихли, и от этого ему не с руки говорить на такую щекотливую тему. Он планировал по приезду выйти вместе с девушкой, провести её и поговорить. Но понял, что не получится. Эд не отвяжется. Да и остальные уже не отступят.
— Тебя ведь Люси зовут? — аккуратно спросил у девушки, заходя издалека. Та утвердительно кивнула, и он продолжил: — Люси, мы понимаем, что сегодня тебе пришлось нелегко, но считай, что это была наша ошибка. Просто забудь…

Эд прыснул. Секунда, и по салону рассыпался его гогот. К нему присоединились Стёпка и Павел, сидевшие рядом и практически ничего не соображающие. Но смех лидера вдохнул в них новую порцию эйфории.
— Придурок, прекрати ржать! — не выдержал Санька. — Чего ты добиваешься?
— Ты чё, реально думаешь, что она послушает эти твои бредни???
— Я как-нибудь сам разберусь, понял?
— Ты меня на понял не бери!
— Эд, ты не зли меня! — начал терять терпение Сашка. — Или дай мне с ней побакланить самому, или сам разбирайся! Я в тачке не буду ни с кем разбираться.
— О, о! Шо ты понимаешь?! — лицо Эдуарда перекосилось от широкой ухмылки. — Детка, у тебя сестрички ж есть, да?

Люси медленно подняла голову и посмотрела на своего главного мучителя.
— Вооот, — протянул довольный Гава, глядя на Саню, — видишь, как нужно объяснять. Правильно, детка? Сколько твоим сёстрам? — глаза девушки широко раскрылись. — Да ты не бойся, — продолжал блондин, — мы их не тронем. Зачем нам обижать детей? — его голос стал мягче. — Правда, если ты будешь умничкой и не побежишь жаловаться на нас маме и уж тем более в милицию.

Люси посмотрела на него во все глаза, будто не понимая, что от неё хотят. Кудеря, намеренно, усаживаясь рядом с девушкой, положил руку ей на плечи, будто обнимая. Сейчас он ощутил, как она задрожала, и легонько сжал предплечье, но она этого, кажется, не заметила.
— Молчишь? — Эд так и не дождался ответа. — Саня, может, выкинуть её из машины?
— О! — встрял Денис, который до сих пор молча вёл машину. — реально, Санёк, выкидывай! Хоть дышать свободнее будет — смотри, как пацанов скрутило…
— Тогда нам точно ментов не избежать, — через силу выдавив из себя иронию, произнёс Кудерский, чувствуя, как дрожит девушка. — А за пацанов, Деня, не переживай. Их не оттого скрутило…
— Всё, тормози. — резко скомандовал Гава, и тут же спросил у Люси: — Ты ж в этом доме живёшь? Вылезай! Отсюда и сама дотопаешь.

Когда машина встала на углу при въезде во двор одного из окраинных пятиэтажек, Кудерский открыл дверь. Люси буквально выпала из машины, и он вышел вслед за ней.
— Эдик, езжайте дальше без меня. Я домой сам дойду.
— Как знаешь. Я на тебя полагаюсь, — уже спокойно произнёс Гава.

Люси, не двигаясь, стоит на месте. Сделав неуверенный шаг в сторону дома, она снова встала. Саня, решив, что она ждёт его, подошёл и попытался приобнять её, поддерживая при ходьбе, но девушка дёрнулась с такой силой, что он тут же отпрянул.
— Люси, не бойся меня, — тихо проговорил, медленно приближаясь к перепуганной девушке, — я тебя не обижу.

С каждым его шагом она отступает на полшага назад, но очень скоро упирается в стену дома. Он приблизился и почти дотронулся до её рук. Люси дико закричала. От этого истошного крика у него заложило уши, и он быстро закрыл ей рот широкой ладонью.
Смотря в её широко раскрытые глаза, Саня не сильно, но вплотную прижал девушку к стене и быстро сказал:
— Дура, закрой рот! Я же сказал, что не трону тебя! Просто будь умницей и тихонько себя веди. У тебя что, действительно есть младшие сёстры? — уже спокойнее спросил он, не отпуская при этом свою руку от её лица. Та утвердительно кивнула. Чертыхнувшись про себя, продолжил: — В таком случае ты должна быть умной девочкой и сделать так, как я тебе скажу. Тогда твоим сестренкам и тебе ничего не грозит. Поняла?

Она молча продолжает смотреть на него.
Отпустив, Сашка отошёл, давая ей пройти вперед. Когда Люси несмело сделала пару шагов, направляясь домой, он пристроился рядом. Однако девушка тут же остановилась, косясь на него.
— Ну что опять? — тяжело вздохнув, спросил парень. — Я провожу тебя.

Люси отрицательно замотала головой, а когда он сделал шаг к ней, вдруг стала садиться на корточки, подымая руки над головой, будто защищалась от него.
Сашка почувствовал, как внутри у него что-то оборвалось. Ему не просто жаль эту крошку. Он будто чувствовал её боль, из-за чего ему стало очень некомфортно здесь, рядом с ней. От этого парень начал злиться и чтобы не сорвать злость на бедной девушке, и без того перепуганной, он решил оставить её.
— Люси, — тихо произнёс он, давая ей понять, что не сдвинулся с места, — я не трону тебя и сейчас же уйду, — увидев, что девушка опускает руки и робко посматривает на него, он так же тихо продолжил. — Только послушай меня. Ты сейчас быстро пойдёшь домой, помоешься и ляжешь спать. Завтра тебе уже будет легче. Поверь, если ты меня послушаешь, то всё будет хорошо. Только ничего не говори родителям, хорошо?

Не дождавшись ответа, он сделал шаг к Люси, легко поднял её, взяв чуть выше локтя, и, слегка подтолкнув в сторону дома, развернулся в обратном направлении. С каждым шагом ускоряется, не давая себе развернуться. Его ещё никогда не мучила совесть так, как в этот раз, и это его взбесило.


Люси осталась одна. Её движения стали более уверенными. Дождавшись, когда один из мучителей, притворяющийся ангелом-хранителем, исчезнет за соседним домом, быстро направилась к своему подъезду. Однако, едва дойдя, она остановилась, не в силах заставить себя пойти домой. Она не может объяснить это себе и мечется. Наконец, остановилась, посмотрела на первый подъезд, мимо которого только что проходила, и, ещё немного постояв в сомнениях, быстро пошла к нему.

Залетев в подъезд, Люси поднялась на второй этаж и остановилась перед дверью справа. Постояв ещё несколько минут, в конце-концов, робко постучала.

Роман «Следы темной души. Паутина судьбы» Том І, задепонирован. Номер свидетельства: СВ. № 94528 от 06.12.2019 г.

Второй том «В поисках истины» (ознакомительный фрагмент)
Купить книгу полностью можно здесь.
Или на Литрес.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *