https://prodaman.ru/Vi-Mej
vimay2109@tutanota.com

Ангел или подарок судьбы

Мое творчество и не только)

Новый год всегда хочется провести с шумом, в веселой компании, с подарками и шампанским.
Но бывает и так, что при всем желании тебе просто некуда пойти. Все разъезжаются по домам, отмечают наступление этого волшебного часа в кругу семьи или с друзьями…
А ты… А ты сидишь один и в полном одиночестве ложишься спать в холодную кровать…

… Иногда подарки дарит судьба.
Только вчера общежитие напоминало пчелиный улей: жизнь кипела в каждой комнате, на кухне и даже на лестничных пролётах, новогоднее настроение лезло из всех щелей, напоминая о шумной вечеринке накануне, а страсти начали утихать лишь к вечеру. Постепенно этажи пустели, и коридоры всё дольше оставались в тиши. Студенты и педагоги собирали сумки, готовили подарки, оставляя в опустевших комнатах лёгкий праздничный шлейф и всё слабеющее тепло своего присутствия, зная, что возвращаться придётся в уже охладевшую, но всё ещё сохранившую домашний уют, обитель. Все покидали свои временные пристанища, чтобы встретить Новый год в кругу семьи, рядом с близкими и родными.
Все, кроме неё. Сегодня уехала и лучшая подруга. Аня, маленькая и шумная, везде сующая свой кнопочный носик, перед отъездом подарила ей забавного плюшевого медвежонка. Это было так неожиданно и так приятно! Однако в ответ Олеся могла подарить лишь благодарную улыбку и скупое «спасибо».
Прошедшей ночью они, похоже, были единственными студентами в общежитии. В девять вечера они оказались в темноте. Выяснилось, что на время каникул свет отключают. Освещался лишь второй этаж и маленькая коморка консьержки.
Но отсутствие света в компании Ани было только в радость. Где-то в закромах своих ящичков эта проныра нашла свечи. В потёмках они дурачились, как обычно, потом придумывали страшные истории. Ну и конечно вспомнили о парнях. Как же без них.
Потом вдруг оказалось, что все запасы съедены, и на ужин остались только лук с морковью. Забавно, однако: при  тусклом освещении нужно было почистить овощи, сбегать вдвоём к умывальнику, который поближе к комнате, загибаясь при этом от смеха, причём дважды, потому что плохо помыли морковь, а потом резать и топать на кухню, такую же тёмную и безжизненную, как и весь этаж. Это было весело.
Чудом они не спалили долгожданную зажарку, оказавшуюся на удивление ароматной и вкусной. Хлеба, правда, было маловато, но что поделать – студенческая жизнь такая непредсказуемая. Почему-то именно в нужный момент оказывается, что чего-то не хватает. В обычный день, конечно все бегают друг к другу из комнаты в комнату, а то и на другой этаж, но вчера было бежать некуда. Собственно, как и сегодня.
Провожая подругу, Олеся думала о том, что сегодня будет есть. И Аня, словно прочитав мысли, прощаясь, всунула ей в руку немного денег. Как всегда, она снова выручила.
На обратном пути девушка купила хлеб, картошку и сахар. «Вполне себе ничего, — подумала она, — как-нибудь растянем». О том, что она будет делать до приезда кого-нибудь из студентов, старалась не думать, просто откидывая неприятные мысли. «Как-то будет, жизнь покажет» — скажет так себе и забудет.
Когда на улице стемнело и последний житель общежития, не считая Олесю, покинул его, седовласая полноватая вахтерша, обходя этажи, очень удивилась, обнаружив девушку:
— Ты чего домой не поехала?
— Ничего, — краснея, неохотно ответила Олеся, — просто так.
— Эх, бедняжка, — Ольга Осиповна ещё немного повздыхала и добавила. — Ты разве не знаешь, что в Новогоднюю ночь никто не остаётся здесь? И свет отключают на всех этажах.
— Да, знаю. Ещё вчера выключали.
— Ну дак и не включат уже числа до третьего или четвертого. Когда учителя начнут возвращаться да студенты, так и включат. Чего ж ты тут делать будешь сама? Неужели и пойти некуда?
— Неа, — опустив голову, грустно произнесла девушка.
— Ох, горе, горе, — причитая, консьержка поковыляла дальше. Равномерный стук клюки сопровождался тихим скрипом деревянных половиц.
Делать было нечего, дело было вечером…
Кое-как Олеся сварила картошку и поужинала. Свеча уже догорала, когда она закуталась в одеяло, думая о том, что же она и в правду будет делать все эти дни.
Кажется, она задремала, потому что не заметила, как потухла свечка. Уже собираясь развернуться к стене и спать дальше, девушка вдруг приподнялась. Сквозь щель под дверью просачивался слабый свет. «Может, это опять Осиповна бродит» — подумала Олеся. Она не стала отворачиваться и просто легла, глядя на эту полоску света.
В конце концов, не выдержала и встала с постели, накинула халат соседки, одиноко висевший на вешалке, и подошла к двери. Приложив ухо, прислушалась. За дверью было очень тихо, но время от времени где-то вдалеке слышался тоненький звук бубенцов. Сначала она решила, что ей просто показалось, но после того, как лёгкие далёкие переливы динь-дилинь повторились еще три раза, с опаской открыла дверь, выглядывая в коридор.
Мягкий, довольно тусклый свет, чуть мерцая, разливался по всему этажу. Олеся прислушалась. Звон колокольчиков шёл из кухни. И чем ближе, тем явственнее слышались странные непонятные звуки.
Она ступала тихо-тихо, боясь спугнуть волшебство. Но когда заглянула в кухню, то ничего не увидела, кроме обычной плиты и большого стола. Хотя нет. Слабое призрачное свечение позволило разглядеть на столе печенье. Все звуки стихли.
Что это? Кто здесь был? Девушка огляделась, потом выглянула в коридор, прошла к лестничному пролёту. Происходило что-то странное. Слабый свет будто растворялся в темноте, что окутала всё пространство вниз по ступеням, продолжая освещать лишь сам этаж, лестничную площадку и кухню. Аккуратно перекинувшись через перила, она убедилась, что там никого нет. Вахтерша, скорее всего, уже сладко спит.
Олеся вернулась на кухню. Печенье так манило, а живот тут же завёл свою песнь голодающего. Немного сомнений, и вот печенье уже во рту, сладкими крошками рассыпалось и стало таять. И было чувство, что вместе с печеньем таяла и она сама.
Всё вокруг помутнело, свет становился всё ярче. В считанные секунды Олеся перекувыркнулась и упала на что-то мягкое. От неожиданности она даже не поняла, куда упала и что вообще произошло. И вдруг…
— Мамочки! – она увидела перед собой маленьких гномиков в нарядах Деда Мороза.
— Чего кричишь? Принца спугнешь! – запищали тоненькими голосками забавные человечки.
— Что? – Олеся смотрела на них, думая, что сошла с ума. — Принца? Какого ещё принца? Вы кто?
— Ну вот… Теперь вопросами посыпала… Лучше бы себя в порядок привела. Волосы нечёсаные, на штанине дырка. Ай-ай-ай!
Олесе стало стыдно. На правом колене её пижамных штанов действительно была дырка.
— Скажите, кто вы? И где я? – тихонько спросила девушка, оглядываясь по сторонам. Вокруг было всё белое, словно вата. И местами среди этой белизны проглядывали тёмно-синие окошки. Ей показалось, что в этих окошках пустота…
— Где неважно, кто неважно, — совсем близко к ней подошёл ещё один маленький Дед Мороз. Голос у него был пониже и сам он, казалось, был постарше остальных. – Ты хотела чуда? Получи и распишись.
С этими словами он протянул ей листок бумаги и ручку. Олеся взяла серебристую ручку и расписалась. В тот же миг снова всё закрутилось, и когда она открыла глаза, то увидела свою комнату.
Сон? Это был сон?!
В окно светило по-утреннему теплое и задорное солнце. Девушка оглядела комнату, но ничего странного не заметила. Всё как всегда. Потянулась и встала с постели. Часы показывали четверть десятого. «Как же хорошо! В Новый год с улыбкой», — подумала она.
Прыгая и кружась, Олеся накинула халат, тот самый, глянула на себя в зеркало, висевшее на стене, и скорчила недовольную мину. На неё уставилась заспанная девчонка с тёмно-серыми синяками от не смытой с вечера косметики, с запутанными грязными тёмно-каштановыми волосами. Да уж, и впрямь срочно нужно приводить себя в порядок. Схватив зубную щётку и пасту, шампунь и полотенце, вышла из комнаты и потопала к умывальнику.
Уже домывая голову, почувствовала жуткий голод. Живот тоже был ужасно возмущён. Намотав на голову тюрбан из полотенца, она довольная пошаркала обратно. Но открывая дверь, чуть не потеряла сознание. Так уж вышло, что при входе в комнату, она почти всегда смотрит вниз. Вот и в этот раз…
Дико вскрикнув от вида больших мужских ботинок прямо на пороге, Олеся сразу закрыла дверь. Постояла так с минуту, переводя дыхание. Ну, какие ещё ботинки? Привиделось, видать. И осторожно, медленно, не дыша, открыла снова. И снова те же ботинки. Но она уже не стала кричать и захлопывать дверь. С опаской подняла голову, снова вскрикнула и снова закрыла дверь.
Что!? Мужчина! Парень! Кто?! Зачем?!
Опять открывается дверь, Олеся смотрит на непрошеного гостя с подозрением, а он в ответ мило улыбается:
— Привет, малыш! – явно получая удовольствие от её растерянности, парень, рассевшийся на чужой кровати, как у себя дома, добродушно посмеивался.
Девушка ещё несколько раз заглядывала в комнату, потом в коридор, потом снова в комнату, будто силясь понять, как он сюда попал.
— Зд… здравствуйте, — наконец, она боязливо вошла, прикрывая дверь, — а Вы к кому?
— Ну, наверное, к тебе, — всё также улыбаясь, ответил гость. Широкоплечий, русоволосый, с красивой улыбкой и весёлыми глазами, он показался ей не таким уж и плохим, как в первые минуты. – Так долго ждал тебя, что чуть не заснул.
— Но я Вас не знаю. Кто Вы? – девушка вдруг вспомнила про дырку на штанине и быстро глянула вниз. Увидев, что халат закрывает прореху, облегчённо выдохнула.
— Я твой Ангел, — пошутил парень.
— Да прям, — улыбнулась Олеся. – А как Вы сюда попали?
— Через окно.
— Ага, — её улыбка стала ещё шире, а глаза засияли изумрудом, — и поэтому поставили обувь у порога.
— Молодец, поймала. Как тебя зовут?
— Ну вот, — буркнула девушка, — ко мне пришёл.
— Я же говорю, что я – Ангел. Меня послали сюда, но как тебя звать, я не знаю.
— Ахах, да-да. Ангел в обычной человеческой одежде!
— Ну ладно, малыш, давай знакомиться и пить чай.
— Чай? – Олеся смущенно опустила глаза. – У меня нет ничего к чаю.
— Ну, разве я мог прийти с пустыми руками? Глянь на стол.
Девушка посмотрела на стол и увидела печенье. То самое печенье, которое она ела ночью. Внутри всё так и обмерло. Она посмотрела на парня, на печенье, снова на него и уже почти поверила в то, что он и правда Ангел.
— Я Олеся. А Вас как зовут?
— Я же сказал – Ангел. – он снова широко улыбнулся, от чего сердце её застучало часто-часто. – Но если тебя это смущает, то можешь звать меня Евгением. Или просто Женей.
— Очень приятно.
Пока пили чай, Женя много чего рассказал нового. Поведал Олесе про мир, про странные традиции некоторых народов и много ещё чего. Складывалось впечатление, что он побывал в каждом уголке Земли. Она слушала его, раскрыв рот и, не отрываясь, всё время смотрела на него.
Печенье не таяло, конечно, как ночью, но оказалось очень вкусным. Они много смеялись. Он часто по-доброму подшучивал над ней, а она краснела, смущалась и постоянно чувствовала рядом с ним маленькой девочкой.
После обеда он повёл её в центр, на горки. Олеся надела кофту, свитер и длинное осеннее пальто на подкладке, укутав шею шерстяным платком.
— Ты не замёрзнешь? – обеспокоенно спросил Ангел.
— Нет, я всегда так хожу. Мне не холодно, — заверила его девушка.
Они катались, ели всякие вкусности, смеялись и даже умудрились потанцевать. А вечером отправились к городской Ёлке, катались на коньках, он учил её стрелять в уличном тире, потом сам стрелял и выиграл для неё мягкого зайчонка.
Когда он привёл её к общежитию, Ольга Осиповна уже спала, закрыв дверь. Пришлось будить, выслушивать лекцию и быстро-быстро прощаться, чтобы не злить сонную консьержку.
Укладываясь спать, Олеся долго ещё не могла уснуть, вспоминая прошедший день и… сон. И засыпая, боялась, что когда проснётся, то окажется, что и весь этот день, и Ангел-Евгений – тоже всего лишь сон. В голове крутились слова, сказанные им на прощанье: «Дождись меня. Ты обязательно должна меня дождаться».
***
Пять месяцев пролетело, словно и не было. Учёба позади, диплом скоро будет на руках. Рабочее место уже, можно сказать, в кармане.
Олеся сидела на деревянной скамье с бетонными опорами в виде урн, глядя на фонтан и уминая беляш. Солнце ярко светило, обдавая всех своим пока ещё приятным теплом. Девушка думала о том, пойти ли с ребятами вечером в клуб, когда солнце вдруг перестало пригревать. Повернувшись, она увидела парня, но лица разглядеть не удавалось. Солнце ослепило её как раз тогда, когда она посмотрела на незнакомца. Сделав козырёк из руки, внимательно вглядывалась. И вдруг…
— Привет, малыш.
Сердце так часто забилось, что, казалось, вот-вот выпрыгнет. Наконец, он снова прикрыл солнце собой, и Олеся узнала своего Ангела, которого не забывала и всё время ждала. «Как же долго ты шёл…» — подумала она, улыбаясь ему.

3 комментария

  1. Charleskaw:

    Если женщина хочет отказать, она говорит «нет». Если женщина пускается в объяснения, она хочет, чтобы ее убедили.

  2. Найди, где твои корни, и не суетись насчет других миров.

    ——
    https://1080kino.net/89-dzhumandzhi-2-zov-dzhunglej-2017.html | https://1080kino.net/

Обсуждение закрыто.