https://prodaman.ru/Vi-Mej
vimay2109@tutanota.com

Убийство Вики

Мое творчество и не только)

… Всегда ли мы можем предугадать, чем обернется то или иное решение?

Глава 1. Универ.


Сырое угрюмое утро. В небе, за маленьким окошком с толстыми прутьями, кружат стаи каркающих ворон, словно стервятники над полем боя. Холодно и сыро.

Я приехал в Виннипег три года назад. Два года жизни в кампусе, полтора года подработки на типографии, и вот я, наконец, смог позволить себе отдельную квартирку. Не без помощи родителей конечно, но уже без сидящих на голове соседей. И не приходилось больше выслушивать невыносимое пение за стенкой. Хотя, по некоторым прелестям студенческой веселой жизни я всё же скучал. Тем не менее, съёмная квартира привносила новые плюсы. Одним из них являлись наши с Вики уединения. Вики… самая красивая девушка…
Это был её День рождения. Восемнадцатого мая был на удивление тёплый солнечный день. Аудитория, обычно угрюмая, напоминающая сонное царство трутней, как никогда была оживлённой. Солнце наконец соизволило порадовать нас своим присутствием и напомнило нам о том, что мы молоды и полны энергии. То здесь, то там временами слышался гул голосов. Все о чём-то перешёптывались, всем нужно было срочно чем-то поделиться. Как только лысоватый преподаватель, читающий лекции истории, захлопнул свою энциклопедию, Вики подскочила, схватив меня за руку:
— Ну, всё, пришла пора отрываться. Мэл, — позвала подругу, сидевшую сзади через ряд от нас.
— Иду, — улыбнулась та, пробираясь боком к проходу.

Золотисто-коричневые длинные волосы, карие глаза, густые чёрные ресницы, пухлые аппетитные губы. Плотно облегающий чёрный топ под горло подчеркивает выдающуюся грудь и являет взору соблазнительную часть живота. Бедра скрыты лёгкой кожаной курткой.
— Может, перестанешь пялиться? — недовольно зашипела на меня именинница и выдернула руку, быстро влившись в поток студентов, спускающихся к выходу.
— Вик! — неловко почесав ухо, я опомнился и устремился вслед за ней.

Вообще-то мне грех жаловаться. Сам не знаю, почему Вики предпочла встречаться со мной, а не с Крейгом Моррисом, сынком председателя Atlantic Records. Мне не раз приходилось втолковывать бедолаге, что эта девушка не про его честь. Пару раз даже сидели бок-о-бок у директора, писали объяснительные. И с каждым разом становились будто ближе друг другу.
Его можно понять. Вики Браун затмевала всех девчонок на нашем потоке своей красотой. Грудь конечно не такая, как у подруги, но вполне ничего так. Каждый раз, предвкушая уединение, сглатываю слюну. Да, эта девушка прекрасна. Худенькая, с аппетитными упругими формами, она заткнёт за пояс десять таких, как Мэл. Тёмные, цвета черного эспрессо, волосы. Прямые и сияющие. Они всегда пахли особенно приятно. А улыбка сводила с ума. Её пронзительные серо-голубые глаза быстро меняли оттенки в зависимости от настроения.
В тот день на ней были тёмно-синие обтягивающие джинсы, подвернутые над щиколоткой, и свободный ярко-оранжевый вязаный свитер. Большой воротник, легонько болтающийся из стороны в сторону прямо над грудью, открывал взору нежную белую шейку и лишь сильнее привлекал к ней внимание.
Я догнал её сразу, как покинул аудиторию.
— Вик, прекрати. Я всего лишь посмотрел…
— Да ты видел своё лицо в этот момент? — тяжёлый взгляд серых обиженных глаз сверлил меня так, что хотелось провалиться сквозь землю. — Кобель!
— Вик, успокойся, ты ведь знаешь, что это обычная реакция мужчины, — я попытался отшутиться, наигранно улыбаясь.
— О да! — закатила глазки.
— Сколько раз тебе повторять, что кроме тебя мне никто не нужен? — подойдя к ней вплотную, нежно приобнял и надавил на ягодицы, прижимая к себе.
— Перестань, — быстро сдалась моя красавица и смущенно улыбнулась. — Вокруг люди.
— Какие люди? — продолжая прижимать, игнорировал её попытки отстраниться и хитро улыбнулся. — Ты их видишь? Ты их правда видишь?
— Том, хватит. Ребята идут.
— Ну, что? Мир?
— Мир, — нежная улыбка озарила её личико, и я отступил.

Шумной гурьбой мы высыпали на солнечную лужайку у входа и облепили ближайшую скамейку.
Ярко-зеленый газон в союзе со слепящим солнцем обманчиво обещали тепло, но холодный ветер мгновенно остудил горячие головы, заставив запахнуть кардиганы, застегнуть куртки и пиджаки, и активнее двигаться.
— Вики, предлагаю пойти, как обычно, в Palomino Club, — защебетала Мэл, устроившись рядом с именинницей. — Там всегда весело, шумно и напитки убийственные.

Её идею поддержало большинство, тут же кинувшись обговаривать детали. Виновница торжества молча о чём-то размышляла. Мне показалось, что предложение подруги ей не понравилось.Вик, можно просто пойти к берегу, устроить пикник.
— Холодно, — коротко возразила, обратив на меня ясный взгляд своих синих глаз.
— И правда, — Энн поддержала меня, вынырнув из-под руки долговязого Фрэнки. — Это же день рождения, а не выпуск, в конце концов.
— Эй, ты что! — вскочила Мэл. — Да это же совершеннолетие! Ты мечтаешь провести свой в унылой компании на берегу реки, кидая в воду гальку? Если так, то валяй. А у неё будет грандиозная днюха. Правда, ребята? Кто за? Билли? Эмили? Фиби? Ева? Джес? Пол? Ну? Да-а-а-а-а!
— Вики, давай всё же организуем вечеринку в твою честь у тебя дома! — выскочила светловолосая Джессика. Длинная, худая, с бледной кожей, невыразительными глазами и тонкими губами. Прирожденная модель. — Предков нет — будет потрясно!
— Точно! — подхватил рыжий Билл. — Замутим шумиху в тихом Бродвее! Предки укатили, ну, чем не повод!

Из-за поднявшейся шумихи никто не расслышал именинницу. Тогда я снова решил прийти ей на помощь. Свистнул и с улыбкой помахал рукой, когда все дружно повернулись. Вики с благодарностью чмокнула меня в щёку под звук аплодисментов и залезла на скамью ногами:
— Предлагаю встретиться у библиотеки, возле химического памятника, через два часа и определиться. А пока разойдемся по домам. Переоденемся, я решу вопрос с вечеринкой. Если мне удастся уговорить родителей, значит закатим вечеринку. Нет, значит отправимся в клуб.

Так мы и сделали. Почти все ребята отправились в кампус. Мэл, направив ключ на свой компактный хэтчбек синего цвета, предложила закинуть по домам и нас. Услышав дружный отказ, села в машину, нажала на газ и скрылась за поворотом
— На такси или пешком? — учтиво поинтересовался, улыбаясь лишь уголками губ.
— Конечно на такси, глупенький, — Вики сладко улыбнулась и направилась к дороге.

Глава 2. Star Panch.

Переговоры с родителями начались уже прямо в такси. Мистер и миссис Браун ожидали такой ход развитий, поэтому сразу поставили условие: в доме не должно быть более десяти человек, включая Вики и её сестру. Эти ограничения никак не вписывались в стандарты вечеринки, поэтому после пятиминутных капризов телефон был безжалостно запущен в мне в плечо.
— Мне больно, — осуждающе улыбнувшись, я пожал плечами, как бы говоря о том, что я не виноват в её разборках с родственниками.
— Прости, Том. Они невыносимы. К чему эти дурацкие правила? Кому они нужны?
— Поговорим у меня, — примиряюще шепнул ей на ухо.
— Харгрейв-стрит, 30, — пробасил водитель.

Рассчитавшись, покинули салон с подержанными, но мягкими сиденьями. Я снял однокомнатную квартиру в небольшом кирпичном доме в довольно престижном районе. Цена была занижена из-за того, что квартира угловая и на третьем этаже. С крыши, во времена ливней и зимой, регулярно подтекает. С улицы всё выглядит идеально, но угол комнаты зачастую влажный и является достопримечательностью моей берлоги. Но в остальном всё цивильно. Комната просторная и светлая благодаря большим окнам. Кухня уютная и компактная. Большего мне и не нужно.

Поднявшись, открыл дверь, пропуская гостью. Всё пошло наперекосяк. “У меня” разговора не вышло, потому что мистер Браун позвонил дочери, едва она переступила порог моего дома. После горячих дискуссий пошли угрозы, которые подействовали на именинницу не так, как того хотелось бы её родителям.
Я чувствовал, что праздник моей девушки под угрозой срыва, но ничем помочь ей не мог. Уговоры принять условия предков отметались сразу и в грубой форме.
Учитывая обстоятельства, преподнести подарок, как было задумано, у меня не вышло. Перепалка затянулась, и поездка Вики домой была уже под сомнением. Но всё же она решила пойти и подумать над окончательным решением. И чтобы хоть как-то приободрить её, уже на выходе, резко прижал к стене.
— Что ты делаешь? — робкая попытка сопротивления.

Мне нравилось, когда она так наивно смотрела, делая вид, что не понимает, чего я хочу. Сквозь напускную строгость и удивление проскакивали озорные искры. От неё всегда веяло дымкой нетерпеливого вожделения, хотя внешне она оставалась холодной и спокойной. В ответ на слабый порыв оттолкнуть меня, лишь прижал плотнее и, пригвоздив запястья к стене, заставил замолчать. Поцелуй оказался более страстным, чем планировалось, поэтому свой уход моя фея, ненадолго, но всё же отложила. А после, когда она крутилась перед зеркалом в прихожей, дабы убедиться в своём великолепии, я пристроился сзади и надел ей на шею изящную подвеску в виде буквы V. Убедившись в том, что теперь настроение у неё приподнятое, наконец, смог отпустить.
Самому собираться долго не пришлось, так что я успел не только помыться и переодеться, но и плотно пообедать. В начале седьмого на экране смартфона мне улыбнулась Вики, взывая, чтобы ответил. И я ответил. Они вместе с Мэл ждали меня внизу, и через пару минут аккуратная машинка резко сорвалась с места, чтобы доставить нас к пункту назначения.


Фиби, в коротких черных шортах с отворотами и короткой же кожаной куртке, голосила громче всех, забравшись на внешний блок бетонной колбы. Придерживаясь одной рукой за округлую боковину памятника, она размахивала второй в каком-то хаотичном порядке и выкрикивала аргументы в пользу ночного клуба. Ева, чья рыжая голова временами подпрыгивала в тесной куче однокурсников, похоже горячо поддерживала подругу. Остальные что-то бурно обсуждали, временами поддерживая Фиби одобрительными свистками и всплесками рук. Кто-то даже пару раз похлопал.
Энн, Джессика, Пол и Майк стояли особняком, чуть в стороне. Молча наблюдая за беснующимися приятелями, изредка перекидывались понимающими взглядами и короткими фразами.
Несмотря на пробирающий северный ветер, усиливающийся к вечеру, девушки оделись легко. Однако все были в куртках и кардиганах. При ближайшем рассмотрении, конечно, становилось понятно, что шортики и мини-юбочки — не единственное одеяние длинных ног. Блестящая тончайшая сеточка плотно облегала каждую пару этих прекрасных ножек. Лишь Энн надела коротенькие джинсы, плотно облегающие аппетитные пышные формы.
— Девчонки явно хотят на дискотеку, — ухмыльнулась Вики, выбираясь из автомобиля.
— Повеселиться все не прочь, — в два шага нагнал её, подмигнул, улыбнувшись, и мягко приобнял.
— Ты не прав, — улыбнулась в ответ и взгляд её устремился в сторону маленькой компании. — Кое-кто, возможно, мечтает об уединении. А ты?
— О чем воркуете, голубки? — Мэл подскочила сзади с явным намерением втиснуться между нами и не дала мне ответить.
— Да так, — Вики, как оказалось, была не против, и легко отстранилась от меня, давая подруге зеленый свет. — О настроении.
— Вики!

Наконец, мы были замечены. Фиби спрыгнула со своего постамента, и все кинулись обхаживать именинницу, буквально оттолкнув меня и Мэл.
— Вики, какая прелесть! — воскликнула Джессика, увидев подвеску. — Том? Это Том подарил?
— Мммм, очень мило, — прощебетала Фиби.

Вики некоторое время принимала уже повторяющиеся поздравления вперемежку с предложениями о времяпрепровождении. Подарки были маленькие и компактные, почти все поместились в обычные подарочные сертификаты, которые тотчас отправились в сумочку именинницы. Так и не дождавшись, когда ей дадут слово, она, наконец, решила последовать примеру Фиби и залезла на памятник.
— Спасибо всем! — многозначительная пауза. Все притихли. — Спасибо за то, что вы все пришли! Я знаю, что всем хочется веселья. Знаю, что многие хотят настоящую вечеринку. Вечеринку, как на Хеллоуин у Мэл. Но сегодня мы пойдём в Star Punch.
— Почему в Star Punch? — Джессика, похоже, была разочарована.
— Вики, давай в Palomino Club, — в один голос воскликнули Пол, Эмили и Билл.
— Я не хочу в Palomino Club! — отрезала Вики. — Мы все там уже бывали.
— Но я даже не знаю, где этот Star Punch находится, — Энн совсем погрустнела.
— Он недалеко от Palomino, — я запрыгнул к Вики и попытался внести ясность. — Это небольшой клуб с диско-баром, громкой музыкой и красивыми официантками, — подмигнул Полу, получил подзатыльник и продолжил. — Напитки там все такие же, как и в Palomino, за исключением разве что парочки наименований.

Несколько ребят тут же поддержали меня. Энн, похоже, расслабилась, а Ева нахмурилась.
День стремительно шёл на убывание, окрашивая края небесной глади в более глубокий синий цвет. С северо-запада всё чаще стали проплывать бледно-серые облака. Ветер стал колючим и более порывистым.
Девушки все меньше возмущались, уже согласные на что угодно. Да и парни были не против наконец принять на душу. Так мы отправились в Star Punch.
Мэл, Вики и я, Пол, Джессика, Фиби, Майк и Энн загрузились кое-как в компактный хэтчбек, а остальных повел Билли, знающий все местные достопримечательности.


Зал ещё не был полным, когда мы всей компанией ввалились в ночное заведение. Танцпол пустовал, выхватывая прожекторами самых отчаянных. Ранние пташки, вылетающие на яркое сияние светомузыки, как по мне, делятся обычно на две категории. Одни выходят на площадку пораньше, чтобы сразу обратить на свою персону внимание и добыть себе, как минимум, того, кто оплатит коктейли. Вторые же почти никогда не приходят в клуб за приключениями. Они танцуют до одурения, погружаясь с головой в здешнюю атмосферу и забывая о проблемах. Они отдыхают. С одной такой девицей я даже пытался завязать отношения. Это была словно игра. Хотелось понять, в чём подвох. Поначалу она просто приглянулась мне, вот так же изгибая свой стан под ритмы музыки на пустынном танцполе. Получив от ворот поворот, решил было, что динамит из-за неприглядности, что ищет клиента посолиднее. Наблюдая весь вечер, убедился, что отказывает всем и каждому. Даже предположил отсутствие влечения к мужскому полу. И забыл. До тех пор, пока не появилась снова. Она являлась с дотошной регулярностью, и в конце-концов мы познакомились. Каково же было моё удивление, когда она пригласила меня на ланч… на который пришла со своим парнем.
Когда мы впервые пошли в клуб с Вики, совсем не удивился, обнаружив, с какой самозабвенностью она отдавалась музыке. И это — одна из особенностей, которую я ценил в ней.

Мы быстро нашли подходящий столик и заказали напитки. Разговаривать было тяжело, поэтому все разбились на пары. Джессика, Фиби и Эмили сразу отправились танцевать. Через полчаса к ним присоединились Билли, Пол и Майк, прихватив с собой выпивку. Постепенно зал стал наполняться, и вскоре ритмы диско завладели нашими телами, выпихнув в толпу танцующих. Становилось всё теснее. Вики от меня почти не отходила. Мэл подцепила какого-то сомнительного типа, приобщив к нашей компании. Вики не была против. Даже удостоила его своим вниманием. Дважды я уступил, но на третий раз, когда он позволил себе вольности в области ягодиц, предложил парню выйти.
Черные силуэты волнами покачивались в темноте, каждые несколько секунд озаряясь разноцветными вспышками, и лишь изредка попадали в такт с музыкой.
Жёлтые, зелёные, красные. Сотни тончайших лучей мелькали в толпе молодёжи, опьянённой алкогольными напитками и наборами ритмов, отбивающих в привычном для всех темпе. Весь зал был охвачен безумной смесью ультразвуков и оглушающих басов.
Дверь за нами захлопнулась, отрезав от звукового давления. Резкий контраст закрытого помещения и ударившего в лицо свежего воздуха отрезвил. Резко повернувшись к парню, я спросил:
— Зачем к моей девушке лезешь? Тебе своей мало?
— А твоя это которая? — нагло улыбаясь, ответил блондин вопросом на вопрос.
— Та, на которую ты всё время пялишься.
— Именинница, что ли? Вики, верно?
— Она самая. Тебя Мэл притащила за наш столик. Вот с ней и тусуйся. Не лезь к моей девушке. Понял?
— Да не волнуйся ты так, чувак. Я твою девушку знаками внимания одариваю в знак благодарности, что не выгнала с чужой пирушки.

Его самодовольная улыбка начинала действовать мне на нервы, но всё же пыл я поубавил.
— Как тебя звать?
— Алекс.
— Том, — рукопожатие. Выдавил улыбку и предостерёг, сжимая его руку сильнее и чуть притягивая к себе: — Учти, я дважды не повторяю. Перестань пялиться на неё и уделяй лучше побольше внимания Мэл.
— Да понял, чувак. Вики твоя. Я к ней не притронусь.

Вернувшись, обнаружили пополнение. Рядом с Вики сидела ещё одна девушка, очень похожая на её сестру. Сравнение показалось сомнительным — такой малышке здесь не место. Помахал им, но на меня никто даже не глянул. Вик продолжала активно размахивать руками и что-то рассказывать серьёзной собеседнице. Поискав глазами Мэл, я крикнул на ухо новому приятелю, указывая направление, в котором ему стоило отправиться прямиком к грудастой бестии. И, наконец, пробрался к девушкам.
— Кэрол?! — воскликнул, тут же обратив на себя внимание сестёр.


Можно сказать, милой прохвостке не повезло. Вики намеревалась отправить её домой, но это оказалось не так-то легко. Упрямый нрав Кэрол вывел сестру из себя. Если бы я не вмешался, клянусь, они оттаскали бы друг дружку за волосы. Едва успокоив свою разъярённую фурию, не обращая внимания на её протесты, схватил девчонку за запястье и вытащил туда, откуда только что пришёл. Да, похоже, отдохнуть мне было не суждено.
— Кэрол, что ты здесь делаешь?! — из-за того, что мой вечер никак не складывался, хорошие манеры выказывать не было желания, и я готов был испепелить и эту паршивку, и Алекса, и Мэл впридачу.
— А что, не видно? — кокетливо улыбнулась девушка.

Недовольства как не бывало. На меня из-под густых ресниц стреляли серой сталью холодные глаза. Улыбка была нежной и слегка вызывающей. В тот момент Кэрол очень походила на Вики, но её томный взгляд заставил внутренне собраться. Она еще ребенок. Даже ростом не догнала сестру. Это просто действие алкоголя. Положив руки ей на плечи, слегка встряхнул:
— Как ты сюда попала? Кто тебя пропустил?
— Том, как вы можете поступать со мной так? — вдруг обиженно скинула мои руки и оттолкнула меня. — Я уже не ребёнок! Почему я должна сидеть сама дома?
— Я вызываю такси.
— Нет!
— Да.
— Я тоже хочу танцевать и…
— Ты… поедешь… домой, — с расстановкой произнес, наступая на неё.
— Да перестань, — невинно захлопала глазками, губки обиженно собрались гармошкой. — Ну, уговори Вики. Ну, пожалуйста! Я не хочу домой!
— Кэрол…
— Том, — на несколько секунд музыка вырвалась наружу, и к нам выскочила Вики, — какого черта? Ты что, думаешь, сможешь её уговорить? Это бесполезно. Я сама разберусь со своей сестрой!
— Вик, — потихоньку начинал выходить из себя, — в конце концов, пусть побудет с нами.
— Ты с ума сошёл! А если родители узнают?
— Они не узнают, — Кэрол тут же подскочила к ней, умоляюще сложив руки и умилительно заглядывая в глаза.
— Тебе нельзя здесь быть! — Вики снова начала закипать.
— Вик, — примирительно раздвинул сестер руками и мягко положил руку на плечо старшей. — У тебя сегодня праздник. Не значит ли это, что и для твоей сестренки это тоже праздник? Позволь ей остаться с нами. Я присмотрю за ней.
— Том, ты не понимаешь, о чем просишь. Да ты даже не представляешь, сколько проблем она всегда создает!
— Вик, сестренка, ну прошу, — снова пошла в наступление Кэрол. — Я буду рядом с тобой или Томом. Я буду хорошо себя вести.
— Ты пила! — отрезала Вики. — И после этого ты хочешь, чтобы я поверила в то, что всё будет нормально?
— Я же совсем немного выпила, — оправдывалась проказница. — Я обещаю, что буду хорошо себя вести. Вот увидишь. Ну, пожалуйста!
— Нет, — сестра была непреклонна.
— Вик, — мне было жалко Кэрол и, к тому же, уже чертовски надоело и просто хотелось уже отдохнуть, — я беру твою сестру под свою ответственность.
— Ты… — замолчала и посмотрела на меня. Долгий внимательный взгляд. Затем каскад её темных волос хлестнул мне по лицу, и, не оборачиваясь, она кинула: — Отвечать за всё будешь ты сам.

Дверь захлопнулась, и мы остались вдвоём. Кэрол посмотрела на меня, озаряя счастливой улыбкой:
— Спасибо, Том, — чмокнула в щёку и убежала вслед за сестрой.

Глава 3. Особняк на Карлтон-стрит.

Всё время, пока продолжалось веселье в клубе, мне приходилось метаться меж двух огней. Кэрол вилась за мной хвостиком, укрываясь от убийственного взгляда сестры. Несмотря на видимость полного безразличия, Вики шипела каждый раз, когда её мелкая копия оказывалась возле неё. Забавно складывая губки уточкой, моя протеже обиженно отворачивалась и старалась оказаться по другую сторону меня. На такую ракировку именинница странно реагировала: снисходительно глядя на меня, заказывала еще одну порцию Б-52* и, если рядом оказывался Алекс, тащила его на танцпол. Мэл, судя по всему, было абсолютно всё равно, с кем танцует её новый бойфренд, но меня это раздражало. Особенно, когда пересекаясь со мной взглядом, этот гад пожимал плечами, как бы говоря, что он здесь не при чем.
Злоупотребление спиртными напитками также не было приятным фактом, но вместо того, чтобы остановить Вики, я и сам решил не отставать, догоняя и периодически забываясь и по-хозяйски прижимая к себе хрупкую талию навязанной спутницы. Однако, мне пока доставало здравого смысла для того, чтобы мысленно надавать себе по щекам и сообразить, что это не только сестра моей девушки, но и особа несовершеннолетняя.
Постепенно посетители разбредались по домам, и число поздравляющих стремительно уменьшалось. Ещё часть упилась в хлам. Те, кто был ещё в состоянии размышлять, благоразумно предложили покинуть место пиршества с целью продолжить где-нибудь в тихом местечке вместо того, чтобы завершить празднование совершеннолетия прекрасной именинницы топорным расставанием у дверей клуба.
Тут же поступило предложение отправиться прямо к ней домой. Вики оглядела всех уже изрядно затуманенным взором и сообщила, что теперь нас никто не остановит.

Распевая в восемь пьяных глоток Песню Пиратов, мы добрели до её дома. Особняк раскинулся в одном из престижных и тихих районов. Это трехэтажный дом на Карлтон-стрит с высокими остроконечными крышами, чопорный охранник которого не горел желанием впускать нас. Кэрол спряталась в частоколе из долговязых повес, в число которых входил и я. Однако от острого стариковского взгляда ей было не укрыться.
— Мисс Кэрол, я вынужден буду доложить Вашему отцу…
— Тсссс, — Вики подошла и вальяжно облокотилась о широкую грудь охранника, приложив свой пальчик к его дряхлым губам. Похоже, её совсем развезло. Я опустил пятерню на своё лицо, как бы говоря: «О, боги! Что она делает!», а она тем временем замурлыкала заплетающимся язычком: — Ты забыл, что у меня День рождения? Неужели я должна была оставить сестрёнку дома одну? Давай, открывай скорее, уже довольно холодно.
— Я не могу пустить в дом всех Ваших друзей, — безапелляционно заявил привратник.
— Можешь, — шаг назад, неустойчивое положение в позе протеста. — И пустишь.

Кэрол попыталась тоже вмешаться, но Вики уже позвонила отцу и через минуту с триумфальной улыбкой вручила телефон старому невежде. В конце концов, ему пришлось впустить всех присутствующих.

Из всех нас ранее здесь уже бывали только я и Мэл. Последняя, как близкая подруга именинницы, а я — в качестве её парня. Попав в просторный холл, все первым делом выразили восторг, увидев громоздкие часы. Это великолепный представитель коллекции напольных блюстителей времени. Здоровенный старинный истукан расположился ровно между больших стеклянных дверей с деревянной отделкой и идеально вписался в интерьер. Белоснежные балки подвесного потолка поддерживали с двух сторон резные колонны, выполненные в том же стиле. Снизу и сверху деревянные блоки соединялись четырьмя белыми пластиковыми трубками, украшенными позолоченными креплениями. Эти витиеватые, изящной формы резные чашечки создавали некий ансамбль с богатой картинной рамой и часами.
В левом углу стоял мягкий диван, весь в подушечках, с вбитыми в спинку крупными декоративными гвоздями. Над ним картина “Старинный мостик” какого-то европейского художника в той самой, на вид очень тяжёлой, раме. Имя творца мне никак запомнить не удавалось несмотря на то, что приходилось не раз стоять перед ней и рассматривать это произведение искусств в ожидании Вики.
Светлая плитка цвета кофе с молоком, светло-бежевые стены. От парадного входа диван отделяла полувинтовая лестница, украшенная кованными перилами. Сразу за лестницей дверь в огромный банкетный зал. Справа, напротив дивана, на стене висела плазма. С другой стороны стена полностью зеркальная. Зеркало заканчивалось там, где начиналась дверь. Она располагалась прямо напротив лестницы и вела в уютную светлую гостиную.
Именно туда мы и ввалились. Вики, я, Мэл, Алекс, Джессика, Пол и Майк. Кэрол, почему-то ставшая крайне раздражённой, отправилась к себе. Её сестра, наоборот, похоже, в стенах родного дома обрела покой. Глаза блестели яркой синевой, а с лица не сползала довольная улыбка. На щеках играл румянец.
— Вики, почему ты сразу не притащила нас к себе домой? — Джессика не упускала ни единого случая, чтобы подлить слащавой лести в уши дочери влиятельных родителей. — У тебя просто потрясающий дом!
— Условия родителей не позволяли мне устроить дома пенную вечеринку, — засмеялась Вики, вешаясь мне на шею. — Правда, милый? — и тут же сморщила носик. — Это так удручает, когда предки до сих пор считают меня своей маленькой принцесской, — передразнила своих родителей, сложив губки трубочкой, и для пущей убежденности подпёрла ладонью подбородок.
— Да ладно вам скулить, — Мэл встала и подошла к бару, стилизованному под белый мрамор. — Вечер прошёл просто потрясно.
— Мэл, налей мне ещё, пожалуйста, — Вики протянула уже пустой бокал.
— Чего тебе?
— Джин-тоник, мисс, — заливаясь смехом, ответила та.
— Малыш, думаю, тебе уже хватит, — я попытался отобрать у неё бокал, но Мэл меня опередила.
— Это уж ей решать, Том.
— О, да! Не будь брюзгой, Том, — игриво улыбнулась Вики.
— Мэл, налей мне еще вина, будь добра, — Джессика, сидевшая в кресле спиной к бару, протянула и свой бокал.
— Джесс, налей сама, будь добра, — отрезала Мэл.

Обидевшись, будущая модель нахмурилась и уже собралась подниматься, но я её опередил, чуть откинув захмелевшую виновницу торжества на спинку белоснежного дивана.
— Давай, налью, — забрал у Джессики бокал и направился к бару. Не сказать, что мне стало её жаль. Просто захотелось тоже догнаться. — Пол, Майк, вам не подлить?

Парни дружно подскочили, оторвавшись от лицезрения толстого коллекционного кляйстера, и составили мне компанию. Мэл тем временем уже шагала обратно с бокалом джин-тоника для Вики и виски для Алекса. Хотя бы здесь её дружок не пялился на мою девушку так откровенно, в основном зажимаясь с Мэл. Я кинул пару колкостей в его адрес.
— Кто этот Алекс вообще такой? — чуть оборачиваясь на парочку, спросил Пол.
— Понятия не имею, — буркнул, даже не глядя в их сторону. — Мэл подцепила в клубе.
— То есть, ты хочешь сказать, что она потащила на вечеринку первого встречного? — с недоумением воззрился на меня Майк.
— Слушай, откуда мне знать? Пойди у них и спроси, — я всучил ему банку пива, взял свою, прихватил бокал Джессики и быстро вернулся к Вики, которой уже явно пора было бы остановиться.

Но останавливаться никто не собирался. Мы продолжали пить, смеяться и снова пить.


… *Б-52 — один из самых популярных «клубных» коктейлей.
… По одной из теорий этот коктейль был создан в баре «Alice» в Малибу. Свое название благодаря бомбардировщику Боинг B-52 Stratofortress.


Часы в холле громко возвещали о каждом пропитом нами часе. Когда пробило полночь, в гостевой оставались лишь самые стойкие. Джессика с Полом ушли первыми.
Кэрол, присоединилась к нам не сразу. Прошло часа полтора после нашего прихода, когда она появилась. В коротеньких шортиках и топе, с вечерним макияжем, ей точно не дашь пятнадцати, хотя по паспорту этой крошке скоро стукнет шестнадцать. Несмотря на свой рост, формами она даже где-то обогнала сестру.
Вики неоднократно сетовала на гены. Ростом она пошла в отца, и ей достались его хладнокровие и рассудительность. От матери у неё лишь красота и обаяние. Однако даже она признавала, что её оружие — прекрасные синие, как у отца, глаза. В то время, как Кэрол унаследовала от матери непоседливый нрав и напористость, пышные формы при отличной фигуре и смазливом личике, и невысокий рост. Это очень огорчало. Младшая сестра, наоборот, завидовала ей, считая, что именно маленький рост — корень всех несчастий.

Память сослужила плохую службу — мы успели к приходу Кэрол напиться. Помнится, она, не привлекая особо к себе внимания, сидела в отдалении. Мне даже казалось, увлечённо беседовала с Майком. Тот, похоже, пытался набиться в ухажеры, рассказывая о своих подвигах в часы культурного совершенствования городских стен. Тема граффити всегда всплывает, когда он хочет произвести впечатление.
Моя девушка, совсем опьянев, практически залезла на меня и мурлыкала на ухо до тех пор, пока не дождалась моего настойчивого предложения об уединении. Где к тому моменту были Майк и Кэрол, мне не ведомо. В памяти смутно барахтается призрачное воспоминание о том, как Мэл прощалась с нами, утягивая за собой сопротивляющегося дружка. Как мы оказались в спальне Вики, вообще понятия не имею.

Проснулся в постели, рядом со своей мирно спящей под одеялом девушкой. Голова раскалывалась.
— Девятнадцатилетие свершилось, — тихо буркнул под нос и огляделся в полутьме.

Гламурные цвета поблекли в предрассветных сумерках. Вещи разбросаны по полу вокруг кровати. Штанина моих джинсов покоилась на стуле. Неспешно оделся и покинул спальню. В доме уже никого не было, кроме Кэрол. Она лежала на диване в холле и, похоже, тоже крепко спала. Телевизор тихо мигал яркими красками какого-то популярного клипа. Гостиная погрузилась в полумрак.
Тихо, чтобы не разбудить девушку, спустился, глянул в зеркало. На меня глянул взъерошенный помятый тип. Усмехнувшись, зачесал гриву пятерней и вышел на улицу. Мгновенно пробрал озноб, добираясь до самых костей.

Охранник не захотел со мной прощаться, демонстративно отвернувшись. Ну что ж, дело хозяйское, в друзья не напрашиваюсь. Молча улыбнулся ему в спину и отправился пешком домой. Оказавшись, наконец, в своей обители, завалился на диван и вырубился.

Глава 4. Пробуждение.

— Ты что, до сих пор не женился? — улыбчивое лицо Рэя сильно перекошено от распирающего желания поддеть.
— Отцепись, — в очередной раз отталкиваю его, но бесполезно — снова и снова он оказывается передо мной, насмехаясь и постоянно задавая один и тот же вопрос. — Да отвали ты, кретин!

Неожиданно быстро мы оказались в универе. Нет, это я оказался, а Рэй наконец куда-то сгинул. Яркое солнце снова залило всю аудиторию, но мне до чёртиков холодно.
— Том, ты до сих пор не женился?! — я резко обернулся, заметив, как все присутствующие уставились на меня, ожидая мою реакцию. Фрэнк, с не свойственной ему широкой улыбкой, не стал дожидаться ответа и так же громко продолжил: — Однако, не ожидал от тебя такой нерасторопности! Что же ты теперь будешь делать?

И расхохотался мне в лицо. Смех полился мне в уши со всех сторон, постепенно превращаясь в дикую безудержную какофонию. Голова закружилась, и я сбежал. Домой.
Как добежал, даже не понял, но почему-то дома меня встретила Вики с большим животом. Она сидит на моём диване и что-то жадно жуёт, раскидывая вокруг крошки. Бургеры. Потом чипсы. Она жуёт чипсы. Всё громче и громче. В дверь кто-то стучит, бесконечная трель звонка бьёт по ушам, даже когда я изо всех сил закрываю их ладонями. Голова вот-вот лопнет. Голоса. Кто-то кричит и продолжает ломиться ко мне в дом. Я смотрю на дверь и не понимаю, чего от меня хотят. Внутри липкий холодок. Сзади шёпот:
— Открой. Открой же, Том, — голос не принадлежит Вики, но ведь кроме нас двоих никого нет. Кто-то громко стучит в дверь, а моя девушка (или уже жена?) уже кричит: — Открой скорее! Да открой же ты! Том!!!

Наконец, я открыл глаза, но тут же зажмурил. О, черт! Это сон! Это был всего лишь сон. Лёгкое облегчение мгновенно испарилось. На смену ему пришла невыносимая головная боль. Яркий солнечный свет слепил, не давая возможности сообразить. Кто-то, не останавливаясь ни на секунду, изо всех сил стучал, периодически нажимая на звонок и призывая открыть чёртову дверь. Вики? Да нет, конечно. Довольно быстро узнал голос Кэрол и поплёлся открывать, ругая себя на чём свет стоит. Голова раскалывалась. Очень хотелось пить. Поэтому, когда в квартиру ворвалась перепуганная и взъерошенная Кэрол, был ей бесконечно благодарен. Эта крошка прихватила минеральную воду. Я молча забрал бутылку, тут же выпив почти всё её содержимое.
На этом моё благополучие закончилось. Я, наконец, обратил внимание на гостью. Она села на диван и, уперев локти в колени, полностью окунула своё милое личико в ладоши. Скривившись от резко пронзившей головной боли, приложил руку ко лбу и подошёл:
— Кэрол, чего ты так ломилась? У вас что там, пожар? Наводнение? — опустился на корточки и попробовал отнять руки девушки от лица. — Тебя кто-нибудь обидел? Ну же, прекрати. Посмотри на меня.
— Вик, — прислушавшись к моей просьбе, Кэрол убрала руки и посмотрела на меня каким-то нервным блуждающим взглядом. Её губы подрагивали, выдавая готовность разреветься.
— Что… Вик? — оценив состояние юной леди, решил для начала успокоить и попытался встать, чтобы сделать ей успокаивающего чая. — Посиди, ус…
— Том, ты не понимаешь, — она схватила меня за руки, не давая подняться.
— Что я не понимаю?
— Вик… — сдерживаясь, чтобы не разрыдаться, посмотрела мне в глаза, вдруг оттолкнула меня и вскочила.
— Кэрол, ты можешь сказать внятно? Да что, чёрт побери, с Вики?! — не выдержав, закричал на неё.
— Не кричи на меня! — она будто ждала этого и, ощетинившись, чуть подпрыгивая на месте, сжимая и разжимая пальцы начала рассказывать, постоянно сбиваясь и путаясь: — Тебя уже не было там! Там никого больше не было! Я не знала… Когда я проснулась, никого уже не было, и только Лизи крутилась в гостиной.
— Причем здесь Лизи? — у меня жутко болела голова, и мне совсем не было интересно слушать сопливые истории про горничных.
— Не перебивай! — Кэрол рявкнула так, что в голове загудело, но лучше промолчать, чем вызвать очередной психоз малышки. — Я поднялась к ней. Сначала хотела просто пойти спать, но почему… почему-то… — она стала снова активнее подпрыгивать, глядя не на меня, а будто мимо, постоянно вертела головой, не в состоянии акцентировать внимание на чём-то одном. — Она… Том, я подошла к ней. Я звала её… Звала и толкала… Но…
— Но… что? — её дёрганность и сбитая речь заставили насторожиться.
— Она мертва… — прыжки прекратились. Вместо этого девушка принялась ходить туда-сюда по комнате, нервно потирая кулак, и заговорила бегло, но уже спокойно: — Когда я поняла, то закричала. Так громко, что прибежала Лизи. Я ей сказала. И она убежала. Я всё стояла и стояла, глядя на неё. Она как-будто спала. Но проверять ещё раз я не хотела. А когда прибежал старый Дик, то подошёл к ней. Он проверил пульс…
— Стоп! — мне надоело слушать этот бред. — Кэрол, ты что, ужастиков пересмотрела ночью? Или это побочное действие алкоголя?
— Ты что, смеешься надо мной? Или ты так и не понял? — она остановилась и посмотрела, наконец, на меня. — Том, Вик умерла, — многозначительная пауза. — Умерла. Старый Дик сразу позвонил родителям, и они, наверное, вот-вот будут дома.
— Так, послушай, это какой-то бред. Когда я уходил, твоя сестра мирно спала. Понимаешь?
— Том, — совсем тихо сказала, глядя мне в глаза, и сразу как-то стала меньше. Она поникла, но глаза всё так же полны жизни, словно призывая меня встряхнуть её. — Дик сказал, что ты последним покинул наш дом.


Не знаю, сколько времени я пялился на неё, как идиот, но всё казалось какой-то дичайшей, но очень нехорошей шуткой. И в конце-концов, я расхохотался. Сотрясаясь всем телом повалился на диван. Смеялся долго и прерывисто, но остановиться не мог. Кэрол всё пыталась докричаться до меня, но в итоге махнула рукой и принялась бегать по квартире.
К тому времени, как истерический смех превратился в тихие судорожные звуки, она уже вытащила из стенного шкафа мой чемодан и бросила посреди комнаты.
— Успокоился?
— Что ты делаешь? — постепенно рассказ девчонки достиг глубин моего не совсем протрезвевшего разума, но её действия всё ещё вызывали полнейшее недоумение. — Зачем тебе мой чемодан?
— Собирайся.
— Что?! Кэрол, да ты, похоже, свихнулась из-за горя. Если то горе вообще реально. Зачем мне куда-то собираться? — потянулся к телефону. — Извини, мне нужно позвонить, а потом я вызову тебе такси.
— Отдай! — словно дикая кошка, она набросилась на меня, вырвав девайс из моих рук.
— Да ты в своём уме?! Ты чокнутая!
— И пусть! — изо всех сил швырнув мой сравнительно новый смартфон в стену, уставилась на меня, словно на слабоумного. — Ты не будешь никуда звонить!
— Эй, детка, полегче на поворотах! Тебе не кажется, что ты заигралась? Как я теперь узнаю, всё ли в порядке с твоей сестрой? Может, тебе померещилось это всё?
— Я рада была бы, если бы было так, — уже спокойно произнесла, медленно приближаясь ко мне. — Поверь, они не будут ничего слушать. Тебя сразу же упекут в тюрьму, потому что кроме тебя в комнате никого не было. Я ведь знаю своего отца. Да ты и сам знаешь. К тому же родители пылинки сдували с Вики — она ведь была их любимицей. Разве смогут они оставить тебя в покое? Собирайся скорее, пока полиция не явилась за тобой.
— Полиция? Какая к черту полиция? Я ничего не сделал, — чуть оттолкнув подошедшую девушку, кинулся собирать телефон.
— Если ты позвонишь, — Кэрол уже не кричала и говорила тихо, без надрывов, — то вместо голоса Вики услышишь Дика. И не думаю, что тебе понравится то, что он тебе скажет. Дом, скорее всего, уже полон копов.
— Кэрол…
— Прошу, послушай меня. Только сейчас. Ведь противный старик уже наверняка доложил, что ты уходил последним. Я слышала, как он рассказывал об этом родителям.
— Ну и что? Когда я уходил, она мирно спала. Я уверен в этом!

Я вспомнил об этом, потому что в голове всплыл одинокий бой тяжёлых курантов в холле. Именно тогда я заметил Кэрол, глянув на белый циферблат больших красивых часов. И вдруг спросил её:
— Кэрол, а зачем ты пошла к Вики в комнату?

Девушка посмотрела на меня широко раскрытыми глазами и снова пустила слёзы, выкрикивая сквозь рыдания:
— Я… я не знаю! Вики… она… Разве ты… не видел… она весь вечер… злилась на меня! Злилась! Я испортила… — поток безудержных рыданий подтолкнул меня к ней, я приобнял бедняжку, ругая себя за чёрные мысли в её адрес. — …испортила ей день рождения! Понимаешь!

Да, и правда – как она могла убить свою собственную сестру? Вот эта маленькая, хрупкая, милая девушка? Абсурд.
В голове у меня был полнейший бардак. Паника подступала всё сильнее, вытесняя здравый смысл. Дальше время тянуть было нельзя, и я решил прислушаться к словам Кэрол. Собрал всё самое необходимое в рюкзак, решив, что чемодан — не самая удобная поклажа в данном случае, и покинул свой небольшой, но уютный домик вместе с черной вестницей.

Глава 5. Рэй

-Том, куда мы идем?
Кэрол то и дело приходилось переходить на бег, чтобы не отстать от меня. Первой мыслью было действительно купить билет и первым же рейсом уехать домой. Но это явное бегство. Первым делом и будут искать у родственников.
Девчонка, словно назойливая муха, каждый раз догоняя, задавала один и тот же вопрос. Отвечать не хотелось, да и нечего. Мы уже пересекли Дональд-стрит, когда я понял, что ноги сами несут меня к единственному человеку, способному помочь в данной ситуации.

Рэй — неисправимый теоретик, взбалмошный тип, способный заговорить кого угодно. Коренной житель провинции Манитоба, в чьих жилах течёт смесь ирландской и шотландской кровей. Его предки, родом из Ирландии, осели в этих краях ещё в те времена, когда шотландские колонисты, расположившиеся на берегах Ред-Ривер, объединились с древними фортами Манитобы. Именно тогда, в первой половине XIX столетия, обозначилась впервые граница Виннипега. Удивительно, но Рэй унаследовал железную волю и хладнокровие шотландцев и бессовестно весёлый ирландский нрав вместе с огненными волосами.
Мы познакомились на типографии. Поднаторевшему умельцу дали новичка с корявыми руками и лёгким апломбом. Первое время мы не ладили. Мне не нравились его нравоучения, постоянные одёргивания, попытки перевоспитания. Но мой рыжий наставник оказался упрямым. А в перерывах между работой мы забегали в небольшое кафе через дорогу. Поначалу я дичился и всячески отнекивался, желая избавиться от зануды, но однажды всё же милостиво согласился составить ему компанию, отправившись в маленькое, но довольно уютное заведение. Там-то я и узнал, каков на самом деле этот серьёзный, на первый взгляд, трудоголик.
Оказавшись за пределами рабочего станка, Рэй перевоплощался. Улыбка не сходила с его веснушчатой физиономии, а все, кто его встречал, не ограничивались радостными восклицаниями — они спешили обняться, пожать руку или даже чмокнуть в щеку. А в кафе наш столик тут же осаждали мирно сидевшие до этого рабочие типографии. Всегда было шумно и весело — каждый что-то норовил рассказать или хотя бы вставить остроумную фразочку, но больше всех говорил Рэй. Его слушали все — даже официантки порой подвисали, забыв, к какому столику идти дальше.
Но больше мне нравились те редкие дни, когда кафешка пустовала, и мы обедали сами. Наши беседы перетекали из одного русла в другое, и мы сами не замечали, как темы сменяли одна другую. Мне казалось, что нет того, чего не знает этот рыжий дьявол. Старше меня на три года, он производил впечатление человека, прожившего всю жизнь в исследованиях, путешествиях и скитаниях по всем заповедникам мира.
Постепенно я привык к нему, к его дотошным измерениям и постоянному контролю, к широкой улыбке за дверями типографии и светящимся жаждой жизни глазам.
Впервые попав к нему домой, почему-то совсем не удивился, обнаружив полный порядок везде, кроме маленькой комнаты — личный кабинет Рэя кишел многообразием предметов, предназначение которых иной раз мне было совершенно непонятно. Тут были и древняя пишущая машинка, такая, которые я разве в журналах видел. На полке выстроились различной степени странности коробочки с непонятными письменами на крышках. Причем крышки разной величины и каждая закрыта под своим каким-то загадочным углом. На вопрос, что это за штуки, молодой учёный ответил пространной речью про песчинки вселенной. И самое забавное, его рассказ так увлёк меня, что суть самого вопроса затерялась где-то ещё на первых минутах повествования. Когда дошло до теории, ведущей к разгадке Млечного пути, выяснилось, что пиво закончилось и за окном занимается рассвет.
Ещё одной особенностью этого разностороннего индивидуума было то, что все проблемы обычно решались в ближайшие дни, а чаще даже — часы. Так почему бы и не обратиться к нему за помощью?
— Ребят, — присвистнул Рэй и ухмыльнулся, окинув девушку оценивающим взглядом, — вы решили нанести визит исправному работяге с утра пораньше? Или вас домой не пускают в качестве протеста? В каком клубе у нас маленьких девочек раздают, Том?
— Иди к черту со своими шуточками, Рэй, — моё настроение говорило за меня.
— Ого, наш парниша подрос? Ты не только школьниц снимаешь по ночам, но и хамишь старшим?
— Серьезно, мне сейчас не до шуток. И с чего ты вообще решил, что она — моя девушка? Может, впустишь? — зачем-то оглядевшись по сторонам, шагнул внутрь.
— Можно подумать, меня кто-то спрашивает, — ворчливо обронил Рэй, пропуская нас. — А решил я, потому что смотритесь, как сладкая парочка после бурной ночи. Вы б на себя со стороны глянули. Решили втайне от предков заключить брачный контракт, так?
— Что-то типа, — оглянувшись, поймал растерянный взгляд Кэрол и подмигнул. — Рэй, мне нужна твоя помощь.
— Что натворил?
— Ничего я не делал. Просто…
— Он убил мою сестру, — вдруг выпалила несносная девчонка.

Мы с Рэем переглянулись и одновременно посмотрели на неё.


Несколько минут все втроём просто стояли и смотрели друг на друга. И вдруг хозяин дома расхохотался, да так заразительно, что, несмотря на всю трагичность ситуации, я тоже стал посмеиваться.
Кэрол ещё некоторое время продолжала с серьёзным видом на нас таращиться, но потом тоже расслабилась и даже улыбнулась. Уселась на мягкий диванный подлокотник, скрестив руки на груди, и снисходительно кинула:
— Ладно, веселитесь.
— Кэрол, прости.

Мне стало не по себе, и наилучшим решением на данный момент показалось отвести её в сторону и попросить пока молчать. Подхватив под локоть, отвёл в комнату друга, бросив ему через плечо:
— Мы воспользуемся твоим кабинетом?
— Навсегда? — с сарказмом спросил тот. — Или вам пяти минут хватит? Детей мне там не делать!

Кэрол уже открыла рот, чтобы возмутиться, но мне удалось закрыть дверь раньше, чем она начала.
— Я не хочу втягивать Рэя в эту историю.
— Тогда зачем мы сюда пришли?
— Зачем? — вопрос резонный, тем более, что я сам пришёл к другу именно за решением проблемы. Однако, переступив порог его дома, понял, что не должен делать его заложником ситуации. — Мне просто нужно время, чтобы подумать.
— Подумать? Над чем подумать?
— Кэрол, я знаю, что ты пытаешься мне помочь, но, знаешь, иногда твоя помощь не всегда рациональна.
— Да? — в голосе послышалась обида. — Хорошо. Делай, как знаешь.

Не слушая меня более, вышла прочь.Голубки что-то очень быстро поворковали, — вновь поддел
— Рэй.
— Да что ты заладил? — резко осадил его. — Сказал же, что она не моя девушка.
— Как скажешь, — спокойно согласился тот и спросил: — Пиво будешь?
— Не откажусь.
— Держи, — протянул мне холодную банку, словно по волшебству оказавшуюся у него в руке. Вторую взял с барной стойки, своеобразно отделяющей мини-кухню от остальной части дома. Довольно удобно, учитывая то, что истинную кухню этот чудак превратил в свой личный кабинет, который мы с Кэрол только что покинули. — Маленьким девочкам спиртного не предлагаю. Сока нет. Есть вода. Из-под крана.
— Спасибо, но нет, — Кэрол продолжала дуться.
— Так ты расскажешь, наконец, что у вас? — мимика моего рыжеволосого друга сказала мне больше, чем его слова.
— Всё не так, как ты думаешь.
— Ах да, ты же убийца, — зловеще пошутил Рэй.
— А-а-а-а-а-а-а… — с хрипом выдохнул, мне захотелось провалиться сквозь землю.
— Ты наобещал малышке домик на Мальдивах? — не унимался он. — Или вы в тайне решили обвенчаться?
— Да нет же!

Рэй явно терял терпение. Веки сомкнулись, он тяжело выдохнул, сделал большой глоток и спросил, глядя прямо мне в глаза:
— Тогда объясни, какого черта вы оба явились ко мне с утра пораньше. По твоему виду можно сказать только одно — ты зажигал всю ночь, а теперь притащил зачем-то ко мне свою пассию малолетнюю. Зачем? Она скрывается? От родителей? От полиции? Она… беременна?

Пиво, едва попавшее мне в рот, брызнуло во все стороны. Поперхнувшись, я к тому же разлил немного на пол.
— Ты что?!
— А что? — в ответ абсолютно спокойно спросил рыжий.
— Это уже слишком! Я что, по-твоему, способен обрюхатить малолетку и запросто похитить?! Ты вроде не дурак, но сейчас ты меня пугаешь. Ты полный идиот?
— Хм… — после недолгого молчания произнёс мой друг, поставил свою банку обратно на стойку и ушёл к себе.

Идти за ним следом у меня желания не было. Злость и досада бурлили кипящей лавой, не давая здравому смыслу выйти на поверхность. Кэрол молча буравила меня тяжёлым взглядом, сидя на диване, удачно расположившемся посреди комнаты.. Конечно она всё слышала. Да мне и плевать было на тот момент. Были проблемы посерьезнее.

Пиво уже было выпито. Кэрол всё так же сидела, насупившись, на диване, а Рэй — у себя в кабинете. Не выдержав, я включил телевизор и начал переключать каналы в надежде услышать что-нибудь о случившемся. Ничего не нашёл и выключил. Гнетущая тишина давила так, что было тяжело дышать.
Прошло еще полчаса. Я уже поднялся, чтобы пойти и извиниться, когда дверь кабинета открылась, и появилась рыжая макушка:
— Том…
— Рэй, — позвал в одно мгновенье с ним.

Неловкое молчание прервал мой бывший наставник, шаркая ногами:
— Рассказывайте, что случилось. Только всю правду, Том. Иначе вам придется уйти.
— Я расскажу, — выпалила Кэрол, встала, повернулась к Рэю и заговорила быстро, взволнованно: — Все считают, что Том убил мою сестру. Они встречались. И вчера, когда все ушли, он остался с ней. Один. И главное, наш привратник видел его, когда он уходил. Он уже и родителям всё рассказал. И… — вдруг её голос дрогнул, она воровато глянула на меня через плечо. — Ведь правда же, что он был один с моей сестрой.

Рэй молча слушал, не перебивая. Я с досадой махнул рукой и сам завалился на диван. Девушка будто ждала какого-то подтверждения последним словам, но, не дождавшись, начала зачем-то оправдываться:
— Я верю ему. Он просто не мог её убить, потому что очень любил. Или…
— Насколько я понял, это не розыгрыш. Тогда вопрос. Если веришь, зачем подвергаешь сомнениям его слова? — наконец спросил Рэй и направился к холодильнику, стоявшему тут же, в комнате. — И зачем ты вообще пошла к нему, если не доверяешь? Пришла спросить, правда ли он убил твою сестру?
— Что…
— Или хотела, — мой рыжий друг не дал ей сказать, — чтобы он тебе во всех подробностях рассказал о совершенном преступлении, а потом признался тебе в любви? Так что ли? Теперь к тебе, — оставив Кэрол стоять с открытым от изумления ртом, достал две банки пива и направился ко мне. — Объясни, будь другом, за каким лысым дедом ты сюда приперся? Ещё и её с собой притащил? — пренебрежительный жест в сторону моей чертовой протеже. — Не думал, что лучше сразу позвонить её родителям и оповестить о том, что она тебе наговорила? Может, — многозначительный взгляд на притихшую девушку, — она вообще всё это придумала?
— Зачем ей это, — я тихо возразил уставшим голосом. — Она была так напугана. Рэй, не нужно нотаций. Ты прав, мне лучше позвонить им и всё рассказать.
— Вы что, совсем спятили? — Кэрол наконец пришла в себя и накинулась на нас. — Том, может, объяснишь своему другу, кто мои родители и чем на самом деле тебе грозит самый невинный звонок миссис Браун?

В комнате снова повисла тишина. Похоже, Рэй тоже начал осознавать всю серьёзность этой нелепой ситуации. Несколько раз порывался что-то сказать, но так и не сказал, мерно отстукивая пальцами по столу.
— Том, что мы будем делать? — Кэрол так посмотрела, что мне захотелось крепко сжать её в объятиях, словно это её вырвали спозаранку из постели и вывалили целое ведро с дерьмом.
— А ты вообще чего так переживаешь? Девочка, иди домой! — Рэй заметно нервничал, и мне стало неловко.
— Я не маленькая уже! — огрызнулась юная мисс Браун и, резко развернувшись, пошла к выходу.
— Кэрол, ты куда? — я спросил исключительно для проформы, поскольку мне действительно было в тягость её присутствие.
— Подышу свежим воздухом и разведаю обстановку вокруг.

Сквозь нарочито поучительный тон слышалась обида, но останавливать девушку никто не стал. Я снова включил телевизор, несколько минут внимательно пролистывал каналы, а Рэй лишь ухмылялся.
— Позвони ей.
— Что? — его слова ввели меня в ступор.
— Позвони своей девушке. Почему ты веришь этой мелкой?

За те несколько мгновений, что я молча смотрел на друга, в голове пронеслось несколько вариаций того, как меня ловят, а также парочка добровольных явок с повинной. В конце концов, молча достал из наружного отсека рюкзака смартфон.Ты его что, включенным таскаешь? — удивился Рэй.
— А что, я должен смириться и изображать реального маньяка?
— Маньяки не отключают телефоны. Осечка, парень. Но действительно, объясни, какого черта ты её послушал? Ведь теперь тебя в самом деле могут заподозрить. Алиби у тебя нет, свидетели не в твою пользу. Чем ты думал, приятель?
— Я не знаю, Рэй, — признался, уставившись в погасший экран своего девайса. — Честно, не знаю. Я растерялся. Понимаешь? Это… черт, она как снег на голову…
— Не совсем еще трезвую, — усмехнулся рыжий дьявол. — Понимаю. Так и будешь смотреть на него?
— Я не могу. Они… Рэй, дай я с твоего телефона позвоню?
— Ну, уж нет, приятель. Помочь я тебе помогу, но только не втягивай меня в свои делишки. А ты не думал о том, что это могла быть эта твоя Кэрол?
— Думал, — помедлив буквально пару секунд, признался и посмотрел другу в глаза. — Но это абсурд. Зачем ей убивать собственную сестру?
— Да кто знает, — Рэй лишь пожал плечами. — Причина может быть какая угодно. А ты — прекрасная ширма. Она просто использует тебя.
— Ты бредишь, Рэй.
— Возможно. Но вот еще что. Тебе следовало бы узнать у остальных, действительно ли они уходили домой. Ведь ты не уверен на сто процентов, что это так?
— Ну, — изо всех сил я постарался восстановить в памяти уход друзей, но в голове только смутно всплывала Мэл: вот она встаёт с дивана, вот тянет Алекса, который мотает головой и упирается. Больше ничего не вспоминалось, — они собирались уходить… наверное.
— В общем, первым делом позвони кому-нибудь из них или отправляйся прямо домой и выспроси, когда они и куда удалились. Только не говори им, зачем тебе это, понял?
— Будет сделано, сэр.

Ухмыльнулся и по старинке, как мы это делали на типографии, отдал честь бывшему наставнику. Эту привычку привил мне именно Рэй, давая подзатыльники каждый раз, когда я начинал препираться. Тогда он читал лекции, заканчивая всегда одинаково: “Старшему по званию нужно честь отдавать, а не рассказывать что да почему”. Сначала я думал, что он шутит. Потом бунтовал, не желая уступать. Постоянно пытался отстоять свою правоту, пока чуть не лишился пальца. И больше не спорил.

Так и сейчас. Получил инструкцию к действиям и сразу стало как-то легче. Прихватив с собой банку пива, уединился в кабинете и принялся обзванивать друзей. Дозвонился всем, кроме Мэл. Номера её нового знакомого у меня, конечно, не было.
Никто ещё ничего не знал.
Очередной глоток бодрящего напитка и снова попытка дозвониться подруге. И опять безрезультатно. Сделал ещё два больших глотка и выскочил из комнаты, стремительно направившись к выходу.
— Ты куда? — Рэй пошёл следом. — Том, куда ты? Ты что-то узнал?
— Нет, — резко развернувшись, не менее резко ответил, выплескивая на приятеля все накопившееся раздражение и напряжение. — Я ничего не узнал! Ровным счетом НИ-ЧЕ-ГО! Никто ничего не знает!
— Так, может, это-то и хорошо?
— Что в этом может быть хорошего?
— Погоди, Том, не кипятись, — он подошёл ко мне и просто притянул обратно, усадив на диван. Сам же уселся на журнальный столик, стоявший передо мной. — Ты звонил все, кто был вчера у нее дома?
— Да. То есть, нет. Алекса я не знаю номер. А Мэл так и не ответила. И я собирался пойти к ней домой, черт возьми!
— Хорошо. Я схожу к твоей подруге. Говори адрес.
— Рэй, нет, я сам. Я должен сделать это сам. Я итак уже сам почти поверил в то, что я — убийца.
— Как скажешь. Оставляй у меня свою подружку и иди к этой Мэл. Только, прошу, не наделай глупостей.

Глава 6. Виновен?

Возможно, мне действительно нужно было просто позвонить Вики и рассказать всё, что мне было известно, но в тот момент мне было страшно. Я струсил. Да, это так. И чем дальше, тем страшнее мне становилось.
Кэрол сидела на крыльце. Услышав звук открывающейся двери, обернулась и вскочила:
— Том, ты куда?
— Неважно.
— Нет, важно! Я должна знать, куда мы идем.
— Кэрол, Я иду, — оттеснив её в сторону, быстро спустился по ступеням.
— То есть как это? Ты бросишь меня здесь одну?

Ну, конечно, разве эта девушка способна просто взять и оставить меня в покое? Она спустилась следом и ухватила меня за локоть. Взвинченный до предела, я оттолкнул её и посмотрел так, словно хотел испепелить.
— Что значит брошу? — крикнул, не обращая внимания на прохожих. — Я что, жениться на тебе обещал? Да что ты вообще за мной увязалась? Иди домой и рыдай в подушку!
— Ты…

И опять эти влажные глазки, подрагивающие губы. Они сводят с ума, вызывая одновременно и жалость, и желание придушить. Понимая, что перегнул палку, заставил себя успокоиться, подошел и, положив руку ей на плечо, тихо сказал:
— Извини. Я знаю, что тебе сейчас тяжело, но не кажется ли тебе, что твоё место рядом с родителями?
— С родителями? — в её глазах стояли слезы, сквозь которые блеснуло что-то недоброе. — Зачем я им? У них ведь… — голос дрогнул, и взгляд убежал вниз. — Для них всегда существовала только Вики. Я не нужна им. Они, наверное, даже не заметили моего отсутствия.
— Кэрол, не говори так. Уверен, что они любят тебя и переживают. Возвращайся домой
— Нет. Я не оставлю тебя. Только не сейчас.
— Ну, хорошо, — вздохнув, прижал к себе. — Поднимайся к Рэю и жди меня.
— Куда ты идешь?
— К Мэл.
— Я с тобой.
— Нет, Кэрол, ты останешься здесь. Или пойдешь домой.

Подождал, когда Кэрол зайдет внутрь, и отправился к Мэл.
Мой поход был недолгим, но, в какой-то мере, результативным. У ворот дома, где жила наша жаркая подружка, уже стоял полицейский автомобиль.
— Черт, — едва повернув за угол, метнулся обратно.

Мысли заметались в поиске выхода. Что делать? Пойти и сделать вид, что ничего не знаю? Или сразу рассказать, как всё было?
Я запаниковал. Никогда ещё не чувствовал себя так паршиво. Сдерживая дикое желание выпустить рвущийся на волю крик отчаяния, тихо заскулил и сжал кулаки. Немного успокоился, еще раз выглянул за угол. Полицейская машина всё еще стоит.
Очередной порыв пойти к Мэл прямо сейчас был подавлен. Еще несколько секунд мучительных размышлений толкнули меня обратно, к Рэю.


… — Том, что случилось?

Кэрол подскочила, едва мне стоило переступить порог Рэева жилища. Такое внимание оказалось желанным. Участливый взгляд проникал в самую душу. Захотелось обнять и рассказать, как страшно, но слова застряли в горле.
Из-за стойки выглянула рыжая голова:
— Горе-убийца вернулся.
— Рэй, что у тебя за шутки? — девушка обернулась и укоризненно посмотрела на моего чудаковатого приятеля и тут же снова обратила всё своё внимание на меня. — На тебе лица нет. Что такое?
— Они уже везде ищут меня.
— Как? — в серых глазах читалось недоумение, хотя в том состоянии, что я был, то мог и надумать себе.

Отвечать не стал, лишь глухо пробормотал, чтобы не трогали меня и отправился в кабинет Рэя. Что делать? Сдаться и рассказать всё, как было? Или пробовать скрываться и, как супергерою в фильмах, искать истинного преступника?
Дверь осторожно приоткрылась, вновь показалась рыжая макушка, а за ней и сам хозяин:
— Что-то ты совсем скис. На вот, согрей продрогшую от ужаса душу.
— Спасибо, приятель.
— Давай, давай. И рассказывай уже, что за привидение ты там увидел. Кто тебя ищет?
— Полиция. У дома Мэл стоит полицейская машина. Наверняка, они уже ей все рассказали и опросили.
— И что? Может, Мэл и есть убийца? И вообще, дружище, раз ты никого не убивал, не значит ли это, что всё будет нормально?
— Раз я никого не убивал?!

Этот вопрос сводил меня с ума. Услышав снова это туманное уточнение, чуть не накинулся на Рэя с кулаками, но смог остудить свой пыл большим глотком холодного пива.
Мне нужно было успокоиться. В конце концов, я ведь и правда не убивал Вики.
Моё “успокоительное” уже заканчивалось, когда мой временный покровитель осторожно начал:
— Том, я прекрасно понимаю твои чувства и верю в твою невиновность…
— О, я не думаю, что ты понимаешь…
— Не перебивай, — тихо попросил, допивая свой напиток. — Мы уже давно с тобой не общаемся так часто, как раньше. У тебя своя жизнь, наполненная студенческими дрязгами, а у меня — своя.
— Что ты хочешь этим сказать?
— Том…
— Ты тоже считаешь меня убийцей, Рэй?

В считанные секунды перед моими глазами пронеслись ужасающие сцены моего ареста, презрительные взгляды друзей и родственников. Внутри всё сжалось, чувствовалось, как паника с новой силой бьет тяжёлыми волнами, брызжет противными каплями.
— Не торопись с выводами, — Рэй смутился. — Я вовсе не обвиняю тебя. Кроме того, собираюсь помочь. Но…
— Но что? — ощетинился, уже предчувствуя недоброе.
— Укрывать тебя я не могу. Прости. Сегодня ночуйте конечно, мой дом в вашем распоряжении, но только до утра. До того, как я пойду на работу, нам придется расстаться. Обещаю, что это ненадолго. Думаю, уже на днях ты спокойно сможешь вернуться к обычной жизни.
— О… Да… — мне стоило неимоверных усилий не разрыдаться или не накинуться на него с кулаками. На какой-то миг уже представил, как мой кулак заехал по этому сочувствующему лицу. — Конечно, Рэй. Ты прав… Я… Мы… — шумно выдохнул. — О, черт, что же мне делать? Куда идти?
— Я знаю, куда мы пойдем, Том, — Кэрол стояла в дверях и сверлила взглядом Рэя, скрестив руки на груди.

Глава 7. На распутье.

Насупившись, Кэрол опустилась ниже к костру и долго еще сидела, перебирая угольки палок, разбивая в серую пыль хрупкие остовы веток и щепок. Слушать меня отказывалась, упорно поддерживая огонь. Оставлять её саму конечно не стал. Удобнее устроился в кресле, размышляя над кандидатурами на роль убийцы.
Мэл вполне могла вернуться. Или они и вовсе никуда не уходили с Алексом. Тогда как они выбрались? И когда? И какое вообще дело этому проходимцу до Вики?
Поглядывая на хрупкую девушку совсем рядом с собой, подумал о том, как ей, должно быть, тяжело приходилось, осознавая свою бесполезность в этой семье. Но Вик не просто красавица, она действительно очень умна. Разве можно на неё вообще злиться или обижаться?

Очень скоро мысли стали путаться, всё чаще мешаясь друг с другом, а потом и вовсе поплыли. Проснулся я уже утром, почувствовав озноб. Костёр потух. Свечи тоже. Кэрол рядом не было. В комнатке, на удивление достаточно уютной по сравнению с холлом, тоже было пусто. Кинулся к рюкзаку — на месте.
— Где эта чертовка может быть?

Бормоча сам с собой, тем самым надеялся, что буду услышан этой горе-девчонкой, но меня никто не слышал. Только птицы отвечали заливистыми трелями. Часть крыши оказалась разрушенной, и сквозь густые заросли, ползущие по стенам и крышам здания, просвечивал яркий дневной свет. Окна полностью скрылись за зеленой стеной, изо всех сил оберегающей угрюмый полумрак, ставший вечным союзником с этими безжизненными стенами. И лишь клочок света, едва пробивающегося сверху, вносил подобие надежды на лучшее.
Чуть вздрогнув то ли от утреннего холода, то ли от гнетущей обстановки, закинул рюкзак на плечо и отправился восвояси.

Колючий ветер встретил неприветливо и мгновенно заставил укутаться. Для верности обошёл вокруг дома. Он и в самом деле был большой, и двумя комнатами, которые служили нам пристанищем, не ограничивался. Подумав, что девчонка могла спрятаться где-то в другом конце здания, попытался найти второй вход, но признаков жизни нигде больше не было — всё плотно облепил плющ.
Но ведь вполне можно предположить, что Кэрол всё же прислушалась к моим словами и ушла домой. Разве нет?
Утешая себя таким образом, побрел из парка прочь. Куда теперь? Быть может, она отправилась к Рэю? Может, решила уговорить его приютить нас на какое-то время?

С этими мыслями, покинув парк, двинулся в сторону Гарри-стрит, периодически окидывая окрестности взглядом в поисках девушки и всё еще надеясь на то, что всё-таки она пошла домой.


Почему решил вернуться к Рэю? Наверное, потому что полный кретин. И всё же мне показалось в тот момент, что это наилучший вариант. Хотя бы просто узнать новости и зарядить телефон. Дальнейшие свои действия я видел довольно размыто.

Рэй открыл дверь очень быстро. Не предлагая мне войти, сам вышел, прикрыв за собой. Значит, сразу решил показать свою категоричность? Внутри всё сжалось от обиды и страха.
— Извини, — попятился, стараясь не выглядеть жалким.
— Том, стой.
— Нет, Рэй, я все понимаю, — спустился, быстро отдаляясь.
— Ничего ты не понимаешь. Том! Остановись! Мне нужно… — слова постепенно утопали в утренней суматохе города. — Том! Том!

Каким же глупцом я был. Это хороший урок — друзья, они бывают только до первой пропасти. Стоит тебе оказаться на краю бездны, каждый предпочтёт безопасное расстояние. Только отчаянные и безрассудные подадут руку, не думая о том, что могут улететь вслед за тобой. Рэй человек рассудительный, и взвесил все «за» и «против». Стоило ли злиться на него за это? Нет, конечно. Но тогда, в тот момент, мое честолюбие взывало к справедливости. Обида душила, ослепляла, заглушала здравый смысл.
Когда опомнился, понял, что ноги сами несли меня к дому. Уже перед тем, как повернуть на свою улицу, осторожно выглянул из-за угла, прекрасно зная, что за домом могли следить. Чутьё не подвело. Возле дома стоял полицейский автомобиль, а за ним пристроился черный, кричащий новизной, McLaren 720S Spider. Не иначе, как сам мистер Браун пожаловал. Пристроившись у тенистой веранды, я постарался максимально спрятаться за ветвями густо разросшегося кустарника.
Ожидая, когда из дома кто-нибудь выйдет, пригляделся к салону суперкара. Сквозь заднее стекло Макларена заметил движение. Разглядел женскую головку и сердце болезненно защемило. За долю секунды в голове пронеслись все возможные предположения, но логика победила. Зачем мисс Браун приезжать сюда? Вглядываясь, попытался разобрать, кто бы это мог быть, но вдруг голова повернулась влево, и я готов был поклясться, что это была Вики. Как следует разглядеть не успел, поскольку она снова отвернулась, представив мне лишь свой каштановый затылок. Я всё ждал. Ждал, надеясь, что она снова повернется, явит мне свой грациозный профиль, но тщетно. Вскоре из дома вышли полицейский и мужчина в чёрном костюме, распрощались, сели каждый в свой автомобиль и уехали.

Идти домой расхотелось. Перед глазами стоял профиль, безумно походивший на профиль моей девушки.
Недолго думая, повернул в сторону Эмонтон-стрит. Быстро ускоряясь, возвращался туда, где был единственный человек, способный открыть мне правду. Перед глазами то и дело стояла 720S Spider с таинственной пассажиркой.

Очень скоро свернул на улицу, ведущую прямо к дому Браунов. Показался знакомый силуэт помпезно выпячивающегося здания. За ним, чуть поодаль, выглядывали крыши самого известного дома в городе – компания Браун процветала, и именно здесь проходили все рауты и приёмы, во время которых заключались все сделки и деловые знакомства. И дочери Браун тоже не раз присутствовали на таких приёмах. Что, если кто-нибудь из деловых партнёров заключил неудачную сделку и решил расквитаться, припугнув одну из дочерей, но не рассчитал и убил несчастную Вики?
Мысли вихрем крутились в моей уже порядком распухшей голове, когда передо мной раскрылись слегка вычурные ворота. Мне навстречу выезжал тот самый Макларен, однако девушки в салоне не было…

Продолжение следует…

Первый из моих детективов