https://prodaman.ru/Vi-Mej
vimay2109@tutanota.com

Улыбка через боль

Мое творчество и не только)

Кайдашева семья

В моей семье случилась беда. Беда, о которой знают все, но не знаю я. Почему? Потому что стала врагом во веки вечные. Не дала я денег, против была продажи квартиры, обещанной бабушкой не кому иному, как моему сыну. Ну да, так бывает, но кто знал, что это бывает так часто. Вот и вспомнилась сразу «Кайдашева сім’я» — оказывается, Иван Семёнович отлично знал, что такое большая семья и малая толика недвижимости на всех. Особенно, если родственники любят погрузиться в долговую яму…
Ну, деньги то такое. Быть может, и дала бы, если бы правду сказали, а не соврали. Ведь договор был, что оплатим переоформление квартиры на моего сына. У вас ведь есть жилплощадь. А я — против продажи недвижимости. Но кто ж меня слушать будет? Тогда зачем говорить мне о продаже? Можно просто сказать — дай денег. Зачем? На переоформление. Но вот незадача — я решила лично присутствовать при оформлении документов. Тут-то и случился катарсис — я поняла, что меня надули и успокоилась, просто отказав в предоставлении нужной суммы.
И да, с тех пор я — враг (а когда-то была счастливая большая семья, подарившая читателям маленький рассказик). Одна лишь отдушинка была — сестренка, которая предпочитала соблюдать нейтралитет. Умная девочка. До поры до времени.
Случилась у этой умной девочки несчастье — мало того, что с мужем разлад, так он ещё и про переписки с иностранцами узнал, негодяй. Снесло крышу у бедняги.
Вот и решила сестренка ко мне обратиться за помощью. Ох и сомневалась я — говорила, что может быть очень трудно, ежели решишься на отчаянный шаг. Уверенна была, настойчива.
Вот и взяли мы её. Выселили посреди зимы квартирантов с детьми (пусть и проблемных, но всё же… зимой…), подготовили всё для роботы, хотя, насколько я поняла чуть позже, работать с нами она не была готова — ей лучше работать где-нибудь, на кого-нибудь. Ну что ж, пусть так.
А тут ещё и соседка — двоюродная сестрица мужа нарисовалась — давай страсти бедной девочке рассказывать о том, что там наркоманы да бомжи ходют (коих никто во веки веков в глаза не видывал в тех краях). А вот собаки-то как раз любят побегать. Вот и испугалась девица красная бумбарашек да разбойников, сбежала уже на следующий же день, оставив на своих благодетелях долги в три тысячи и ни коим образом не переживая о том, что зимой нельзя оставлять дом нежилым надолго.
Ох, тяжело пришлось нам той весной. Ну да ничего, я сама голову не вешаю, и своим запрещаю. Выбрались, выдерлись и дальше будем расти.

Вы так-то не обращайте особо внимания — у меня лёгкий истерический транс))
Слёзы льются, как помешанные — я и свою-то боль терпеть не могу, а когда представлю, как мама (родная мамочка!) кричит от боли…Обидно… больно… очень больно… еще и от беспомощности…И самое забавное… ведь для них, бестолочей, старался… а в итоге врагом оказался. Бог им судья…
Да только когда болезнь настигает, уже не до распрей, так ведь…
Когда ты сообщаешь родным свою позицию, подумай раз десять — готов ли ты пережить непринятие? Я была готова. Я пережила, но всё же до сих пор для меня остаётся загадкой — как же можно из-за денег, из-за жилья отречься от родного человека.
А потом, спустя лет десять, говорить о том, что не отрекался… Оказывается, это я отреклась, пытаясь дозвониться то до сестры, то до матери. Оказывается, это я отказалась от семьи, не желая дать денег на продажу квартиры обманным образом…
Любите друг друга, но будьте честны.
Ваша, Ви Мэй.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *